Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 | "О судебном приговоре"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"

В ходе революции 1789-1794 гг. были уп­разднены многие чисто средневековые гражданско-правовые институты и заложены основы современного права. Но только в начале XIX в., в период правления Наполеона Бо­напарта, сформировались, наконец, необходимые условия для принятия единого и стабильного гражданского кодекса.

Видные фран­цузские юристы, опиравшиеся на римское право, дореволюционную судеб­ную практику и кутюмы, переработали их в соот­ветствии с потребностями нового общества. Первый консул лично участвовал в обсуждении ряда статей Кодекса. Он устранил из проекта некоторые положения, которые ассо­циировались с революцией, а теперь, в послереволюцион­ный период, представлялись чрезмерно радикальными.
Несмотря на отдельные консервативные отступления, именно в Кодексе Наполеона гражданское право Франции нашло свое классическое выражение. Поэтому и сам Кодекс имел для своей эпохи революционное значение, сыграл ис­ключительно важную роль в разработке и утверждении многих принципов нового гражданского права.

Кодекс отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гра­жданского права.

ГК Наполеона насчитывал 2281 статью и состоял из вводного титула и 3 книг. Его структура отрази­ла схему построения институций римского права:

Данная структура Кодекса получила в гражданском праве название институционной.

Первая книга ("О лицах")

Переводила такие общие идеи своей эпохи, как равенство и свобода, на конкретный язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, "всякий фран­цуз пользуется гражданским правом". Таким образом, прин­цип равенства лиц в частноправовой сфере проводился за­конодателем с наибольшей последовательностью. Специально подчеркивалось, что осуществление граждан­ских прав не зависит от "качества гражданина", которое может изменяться в конституционном законодательстве Гражданское право, предусмотренное Кодексом, не распро­странялось лишь на иностранцев.

Характерной чертой ГК Наполеона было то, что в нем отсутствовало понятие юридического лица. Это объяснялось тем, что в начале XIX в. капитализм еще не вышел за рам­ки индивидуалистических представлений, а потому любой гражданин выступал в имущественном обороте, как прави­ло, самостоятельно (в качестве физического лица). Более того, сам законодатель испытывал определенное недоверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под их видом возродятся цеховые и иные феодальные корпорации. Эта позиция нашла свое отражение еще в законе Ле Шапелье 1791 г.

Делая шаг назад по сравнению с революционным зако­нодательством, ГК восстановил "гражданскую смерть" как меру уголовного наказания (в соответствии с этим наказа­нием осужденный терял собственность на все имущество, "как если бы он умер естественным образом"), установил ряд ограничений в гражданских правах для женщин (так, женщины не могли быть свидетелями при составлении ак­тов гражданского состояния).

В первой книге закреплялись также основные принци­пы семейного права. В этой сфере Кодекс заметно отличал­ся от ряда положений революционного периода, когда дек­ларировалось равенство личных и имущественных прав женщин и мужчин, была ослаблена отцовская власть над детьми и т.д.
Хотя отдельные статьи ГК Наполеона подчеркивали равенство мужа и жены, например: "Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке" (ст. 212 и др.), в целом мужчина занимал в семье господствующее положе­ние. Согласно ст. 213, "муж обязан оказывать покровитель­ство своей жене, жена — послушание мужу". Муж имел право определять место жительства для семьи, жена была обязана следовать за своим мужем.
Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся раз­вода по причине неверности одного из супругов. По ст. 229 прелюбодеяния жены было достаточно, чтобы муж мог тре­бовать развода. Статья 230 иначе определяла право жены на развод в случае неверности мужа: "Жена может требо­вать развода по причине прелюбодеяния мужа, если он дер­жал свою сожительницу в общем доме". Это унизительное для женщины условие было отменено только в 1884 г.
Неравноправие женщины проявилось также в ее иму­щественном положении в семье. По общему правилу предусматривался режим общности для имущества мужа и жены. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью предоставлялось мужу, который мог действовать без участия и согласия жены. Кодекс предусмотрел возмож­ность и иных имущественных отношений супругов, в частно­сти режим раздельного владения. Но даже в этом случае жена, пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость.
ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в от­ношении детей. Родительская власть, о которой говорилось в первой книге, по существу была сведена к отцовской вла­сти. Отец, имевший "серьезные поводы к недовольству по­ведением ребенка, не достигшего 16 лет", мог лишить его свободы на срок до одного месяца.
Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не имели права вступать в брак без согласия их отца и матери, но в случае разногласия между родителями принималось во внимание мнение отца.
Кодекс в принципе допускал возможность признания отцом своих внебрачных детей, но ст. 340 запретила оты­скание отцовства. Это реально ухудшило положение детей, родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюци­онным законодательством.

Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона имели для своего времени прогрессивное значение. Кодекс секуляризовал брак, развивая тем самым положения Кон­ституции 1791 г. о том, что брак — гражданский договор; подтвердил введенный в период революции развод, что означало разрыв с требованиями канонического права.

Вторая книга ("Об имуществах и различных видоиз­менениях собственности")

Посвящена регламентации вещ­ных прав и также исходила из классической римской клас­сификации: право собственности, узуфрукт, узус и др.
В Кодексе ликвидировалось дореволюционное деление имущества на родовое и благоприобретенное и на первый план было выдвинуто деление вещей на движимые и не­движимые.

Центральное место во второй книге ГК занял институт собственности. В трактовке права собственности, восприня­той Кодексом, виден отказ от феодальных представлений об условности, расщепленности и родовом характере вещ­ных прав. ГК использовал римскую трактовку понятия соб­ственности как абстрактного и абсолютного права. Статья 544 гласила: "Собственность есть право пользоваться и рас­поряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами". В этом определении законодатель подчеркивает уни­версальный индивидуалистический характер права собст­венности. Развивая революционные представления о незыб­лемости и "неприкосновенности" права частной собствен­ности, Кодекс предусматривал, что собственник "не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справед­ливое и предварительное возмещение".

Индивидуалистический подход к праву собственности в ГК Наполеона проявился также в широкой трактовке пра­вомочий земельного собственника. Статья 522 предусмат­ривала: "Собственность на землю включает в себя собст­венность на то, что находится сверху, и на то, что находит­ся снизу".
Практически это означало, что собственник земли ста­новился полным и абсолютным хозяином всех природных богатств, обнаруженных на его участке. Такая редакция статьи оказалась нереальной и весьма невыгодной для про­мышленников. Она не учитывала и интересы государства в целом. Уже в 1810 г. она была пересмотрена специальным законом, предусмотревшим, что рудники могут эксплуати­роваться лишь на основании концессии, предоставленной государством.

Третья книга ("О различных способах, которыми приобретается собст­венность")

В третьей, наиболее значительной по объему книге ГК, указывалось, что собственность на имущество приобретается и передается путем:

  • наследования;
  • путем дарения;
  • по завещанию;
  • в силу обязательств (ст. 711).

ГК подтвердил произведенную еще в период револю­ции отмену феодальных принципов наследования. Наслед­никами умершего становились в определенной, указанной в законе последовательности дети и иные нисходящие, а так­же восходящие и боковые родственники до 12-й степени родства.
Наследственные права внебрачных детей по Кодексу были значительно сужены по сравнению с правом эпохи революции. Такие дети могли наследовать лишь в том слу­чае, если были признаны в законном порядке, причем толь­ко имущество отца и матери, но не иных родственников.
Кодекс расширил свободу завещаний и дарений, кото­рые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Однако французский законодатель занял в этом вопросе компромиссную позицию, не последовав при­меру английского права, признавшего полную свободу за­вещания.
Дарение или завещание не могло превышать половины имущества, если после смерти лица, совершавшего завеща­тельное распоряжение, оставался один законный ребенок, 1/3 имущества — если оставалось двое, 1/4 — трое и более детей. При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которое дели­лось между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Таким образом, статьи ГК о наследовании способство­вали дроблению семейных имуществ.

Основное место в третьей книге законодатель отводит обязательственным, прежде всего договорным, отношени­ям. В точных и ясных положениях договорного права ГК можно видеть много определений, восходящих к известным суждениям римских юристов. Так, договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно из нескольких лиц обязывается "дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо".

Французский законодатель позаимствовал из римского права и развил в Кодексе идею о равенстве сторон в догово­ре, о его добровольности и непреложности. Согласие сторон являлось необходимым условием действительности догово­ра. По ст. 1109 "нет действительного согласия, если согла­сие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом".
Законодатель не устанавливал каких-либо условий, относящихся к содержанию договоров, их выгоде или невы­годе. Характерна в этом отношении ст. 1118, согласно кото­рой по общему правилу убыточность соглашения не может опорочить договор. "Соглашения, законно заключенные, — гласила ст. 1134, — занимают место закона для тех, кто их заключил".
В случае неисполнения договора, в котором предусмат­ривается обязательство должника предоставить вещь кре­дитору, последний мог требовать через суд передачи ему этой вещи. По ст. 1142 "всякое обязательство сделать или не делать приводит к возмещению убытков в случае неис­полнения со стороны должника".

В Кодексе содержались общие указания, относящиеся к условиям заключения и содержанию отдельных догово­ров: купли-продажи, мены, хранения, найма, товарищества и т.д. Но примечательно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочи­ми, хотя для капиталистического общества Франции трудо­вой договор имел огромное значение.
Сами предприниматели, считавшие в то время за нор­му интенсивную эксплуатацию наемного труда, рассматри­вали государственное вмешательство в трудовой договор как явно нежелательное явление. Те отдельные положения, ко­торые имелись в Кодексе по трудовым отношениям, свиде­тельствовали об открытой поддержке интересов хозяев. Так, в ст. 1781 (она была отменена при Наполеоне III в 1868 г.) говорилось: "Хозяину верят в отношении его утверждений: о размере жалования, об оплате вознаграждения за истек­ший год и о платежах, произведенных в счет вознагражде­ния за текущий год".

При соблюдении указанных в ГК общих условий дого­вора любому лицу предоставлялась полная свобода деятель­ности, свобода выбора контрагентов и определения содер­жания договоров. Кодекс, таким образом, юридически за­крепил в имущественном обороте свободу личности, свобо­ду предпринимательской деятельности.

Нормы ГК Наполеона были посвящены самым общим вопросам имущественного оборота. Они не регламентирова­ли целый ряд специфических сторон торговой деятельно­сти предпринимателей (коммерсантов). В 1807 г. после се­рии скандальных банкротств был принят специальный Тор­говый кодекс (ТК), дополнивший ГК Наполеона положе­ниями о юридических действиях, совершаемых коммерсантами. Этот кодекс закрепил во французской правовой сис­теме, а затем и в праве других стран континентальной сис­темы дуализм частного права, т.е. деление его на граждан­ское и торговое.

0 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Регистрация

Loader

Если вы обнаружили изменения в законодательстве, не внесенные в содержание сайта, прошу сообщить администратору сайта для внесения поправок (e-mail: admin@jurkom74.ru).