Интернет-сайт JURKOM74.RU (далее - «Сайт») использует файлы cookie и схожие технологии, чтобы гарантировать максимальное удобство пользователям (далее - «Пользователи»), предоставляя персонализированную информацию, запоминая предпочтения в области маркетинга и контента Сайта, а также помогая получить нужную Пользователю информацию. При использовании данного сайта, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с настоящим уведомлением в отношении данного типа файлов. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать Сайт.

Мотивом преступления называют обусловленные определен­ными потребностями и интересами внутренние побуждения, ко­торые вызывают у лица намерение совершить преступление и ко­торыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления — это мысленная модель будущего резуль­тата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Мотив и цель совершения преступления могут иметь различное уголовно-правовое зна­чение:

  • могут превращаться в обязательные (в составе конкретного преступления);
  • могут выступать в качестве квалифи­цирующих признаков;
  • могут выступать обстоятельствами, кото­рые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголов­ную ответственность.

Во-первых, они могут превращаться в обязательные, если за­конодатель вводит их в состав конкретного преступления в каче­стве необходимого условия уголовной ответственности. Так, мо­тив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным признаком субъективной стороны злоупотребле­ния должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а цель завла­дения чужим имуществом — обязательным признаком пиратства (ст. 227 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве квалифи­цирующих признаков. Например, похищение человека из корыст­ных побуждений повышает степень общественной опасности это­го преступления, и закон рассматривает его как квалифицирован­ный вид (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ). Уклонение военнослужащего от военной службы путем симуляции болезни или иными спосо­бами представляет квалифицированный вид этого преступления, если оно совершается с целью полного освобождения от исполне­ния обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 339 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель совершения преступления могут служить обстоятельствами, кото­рые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголов­ную ответственность, если они не указаны законодателем при опи­сании основного состава преступления и не предусмотрены в каче­стве квалифицирующих признаков. Так, совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вра­жды, из мести за правомерные действия других лиц рассматривается как отягчающее обстоятельство (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и усилива­ет наказание за любое преступление. Напротив, совершение престу­пления по мотиву сострадания к потерпевшему (п. « д » ч. 1 ст. 61 УК РФ) или с целью задержания лица, совершившего преступление, хотя и с нарушением условий правомерности необходимой обороны (п. « ж » ч. 1 ст. 61 УК РФ), признается обстоятельством, смягчаю­щим ответственность за любое преступление.

1.                 Мотив и цель преступления

Мотивом преступления называют обусловленные определен­ными потребностями и интересами внутренние побуждения, ко­торые вызывают у лица намерение совершить преступление и ко­торыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления — это мысленная модель будущего резуль­тата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Мотив и цель могут иметь различное уголовно-правовое зна­чение:

·         могут превращаться в обязательные (в составе конкретного преступления);

·         могут выступать в качестве квалифи­цирующих признаков;

·         могут выступать обстоятельствами, кото­рые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголов­ную ответственность.

Во-первых, они могут превращаться в обязательные, если за­конодатель вводит их в состав конкретного преступления в каче­стве необходимого условия уголовной ответственности. Так, мо­тив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным признаком субъективной стороны злоупотребле­ния должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а цель завла­дения чужим имуществом — обязательным признаком пиратства (ст. 227 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве квалифи­цирующих признаков. Например, похищение человека из корыст­ных побуждений повышает степень общественной опасности это­го преступления, и закон рассматривает его как квалифицирован­ный вид (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ). Уклонение военнослужащего от военной службы путем симуляции болезни или иными спосо­бами представляет квалифицированный вид этого преступления, если оно совершается с целью полного освобождения от исполне­ния обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 339 УК РФ). В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, кото­рые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголов­ную ответственность, если они не указаны законодателем при опи­сании основного состава преступления и не предусмотрены в каче­стве квалифицирующих признаков. Так, совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вра­жды, из мести за правомерные действия других лиц рассматривается как отягчающее обстоятельство (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и усилива­ет наказание за любое преступление. Напротив, совершение престу­пления по мотиву сострадания к потерпевшему (п. « д » ч. 1 ст. 61 УК РФ) или с целью задержания лица, совершившего преступление, хотя и с нарушением условий правомерности необходимой обороны (п. « ж » ч. 1 ст. 61 УК РФ), признается обстоятельством, смягчаю­щим ответственность за любое преступление.



5 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)

Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 года № 23 |   "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2017 года № 21 |   "О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2017 года № 19 |   "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 16 |   "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 15 |   "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы"