Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 | "О судебном приговоре"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"

Виды обстоятельств, исключающих преступ­ность деяния:

    1. Необходимая оборона.
    2. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление.
    3. Крайняя необходимость.
    4. Физическое или психическое принуждение.
    5. Обоснованный риск.
    6. Исполнение приказа или распоряжения.

Необходимая оборона

Согласно ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Необходимую оборону имеют право осуществлять все без исключения граждане (ч. 3 ст. 37 УК РФ). Для определенной категории лиц (например, сотрудников органов внутренних дел и др.) необходимая оборона является правовой обязанностью, невыполнение которой влечет дисциплинарную или уголовную ответственность.

Как явствует из законодательного определения, необходимая оборона состоит в причинении вреда посягающему. В связи с этим в уголовном праве выделяются условия ее правомерности.

Условия правомерности необходимой обороны:

а) относящиеся к посягательству:

    • общественная опасность;
    • действительность;
    • наличность посягательства;

Условия правомерности, относящиеся к посягательству

Общественная опасность посягательства предполагает, что действия посягающего были направлены на причинение такого вреда личности, обществу или государству, который характерен для преступлений. Однако это не означает, что оно обязательно должно быть преступным. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» указывается, что под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных частью 2 статьи 37 УК РФ, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья). Кроме этого, таким посягательством является совершение и иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса Российской Федерации, которые, хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения.

Общественно опасное посягательство должно выполняться путем действия. Кроме того, оно должно быть способным немедленно причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным правом. По сути, для пресечения такого рода деяний и предназначен рассматриваемый институт.

Действительность как признак общественно опасного посягательства означает, что оно существует в реальности, а не в воображении защищающегося лица. В противном случае возникает ситуация так называемой мнимой обороны (точнее, защита против мнимого посягательства).

Мнимая оборона — это оборона против воображаемого, кажущегося, но фактически не существующего посягательства. Ее юридические последствия определяются по правилам о фактической ошибке. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, или лицо, применившее средства защиты, не осознавало и не могло осознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не осознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это осознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

Наличным признается уже начавшееся, но еще не закончившееся общественно опасное посягательство. Однако надо иметь в виду, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и приналичии реальной угрозы нападения. Оно имеет место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

б) относящиеся к защите (в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 37 УК РФ).

Условия правомерности, относящиеся к защите

Условия правомерности, относящиеся к защите, необходимо определять в зависимости от вида необходимой обороны. Для необходимой обороны, предусмотренной ч. 1 ст. 37 УК РФ, ими являются:

  1. защищаться может широкий круг правоохраняемых интересов, в число которых обязательно входит жизнь обороняющегося или другого лица;
  2. вред причиняется посягающему;
  3. защита должна быть своевременной.

Для необходимой обороны, предусмотренной ч. 2 ст. 37 УК РФ, таковыми признаются:

  1. защищаться может широкий круг правоохраняемых интересов, в число которых не входит жизнь обороняющегося илидругого лица;
  2. вред причиняется посягающему;
  3. защита должна быть своевременной;
  4. при защите не должно быть допущено превышения пределов необходимой обороны.

Таким образом, превышение пределов необходимой обороны возможно только при втором ее виде, первый же ее вид исключает превышение. В этом случае отсутствие хотя бы одного из условий, относящихся к защите при необходимой обороне, предусмотренной ч. 1 ст. 37 УК РФ, фактически означает и отсутствие самого состояния необходимой обороны. Ответственность «защищающегося» при таких обстоятельствах наступает на общих основаниях.

Защите могут быть подвергнуты правоохраняемые интересы как обороняющегося, так и других лиц, общества и государства. В их число по ч. 1 ст. 37 УК РФ входит жизнь лица.

Одним из условий правомерности защиты является причинение вреда только посягающему. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Исходя из положений ч. 1 ст. 37 УК РФ, при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, возможно причинение любого вреда, в том числе и смерти. При необходимой обороне, предусмотренной ч. 2 ст. 37УК РФ, защита признается правомерной, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны.

Своевременность защиты означает, что оборона может осуществляться только в период наличности посягательства. Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях.

Защита не должна превышать пределы необходимой обороны. Под превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не влечет уголовную ответственность.

При решении вопроса о наличии признаков превышения пределов необходимой обороны необходимо учитывать не только соответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если оно вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности посягательства (ч. 2.1 ст. 37 УК РФ).

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

В соответствии с ч. 1 ст. 38 УК РФ не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его за-держании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Как и необходимая оборона, правомерность причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, определяется двумя группами условий:

а) относящихся к совершенному преступлению:

    1. наличие факта совершения преступления;
    2. уклонения лица от задержания.

Условия правомерности, относящиеся к совершенному преступлению

О факте совершения задерживаемым преступления могут свидетельствовать различные обстоятельства:

  • лицо застигнуто на месте его совершения;
  • на нем и его одежде имеются следы преступления;
  • потерпевшие или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление и т. д.

Уклонение лица от задержания означает либо попытку скрыться, либо категорический его отказ следовать в соответствующий орган власти. Если задерживаемым оказывается активное сопротивление задержанию, действия по задержанию лица, совершившего преступление, перерастают в необходимую оборону.

б) относящихся к задержанию:

    1. вред причиняется только лицу, совершившему преступление;
    2. вынужденный характер и цель причинения вреда;
    3. отсутствие превышения мер, необходимых для задержания.

Условиями правомерности, относящимися к задержанию лица

Первое условие (вред причиняется только лицу, совершившему преступление) означает, что недопустимо причинение вреда лицу, не совершившему преступление, т.е. третьим лицам. Указание в законе на совершение преступления следует понимать расширительно — как совершение преступления, так и совершение общественно опасного деяния лицом, не признаваемым субъектом преступления, если об этом не было известно задерживающему. Привлечение в этом случае к ответственности лица за нарушение условий правомерности задержания означало бы объективное вменение, недопустимое в уголовном праве России.

Право на причинение вреда при задержании возникает с момента совершения преступления (в том числе неоконченного), прекращается с момента истечения сроков давности.

Причинение лицу вреда носит вынужденный характер, т.е. иными мерами, не связанными с причинением вреда, задержать преступника было невозможно. Вред может быть как имущественным, так и физическим.

Цель задержания указана в законе: для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. Она исключает причинение задерживаемому смерти. Правомерность причинения такого вреда должна определяться в рамках института крайней необходимости.

Меры задержания должны соответствовать характеру и степени   опасности   преступления   и   обстоятельствам   задержания.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред (ч. 2 ст. 38 УК РФ). Таким образом, закон превышение мер задержания связывает с двумя обстоятельствами:

    • характером и степенью общественной опасности совершенного преступления;
    • обстановкой задержания.

Причинение чрезмерного вреда влечет за собой уголовную ответственность только при наличии умышленной формы вины. Особенная часть УК РФ содержит два преступления, совершенных при превышении мер, необходимых для задержания преступника:

    1. убийство (ч. 2 ст. 108 УК РФ);
    2. причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 114 УК РФ).

Согласно п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ эти преступления считаются совершенными при смягчающих обстоятельствах.

Умышленное причинение иного вреда здоровью, а также причинение физического вреда по неосторожности при задержании лица не влекут уголовной ответственности.

Крайняя необходимость

В ст. 39 УК РФ говорится: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости».

Таким образом, имеет место ситуация столкновения двух правоохраняемых интересов: защищаемого и нарушаемого. Путем причинения вреда одному из них устраняется угрожающая опасность для другого интереса. Например, для предотвращения распространения пожара в селе разбирают соседний от горящего дом. В этом случае причинение вреда одному собственнику обусловлено необходимостью защиты интересов всех остальных собственников, которые реально могут пострадать от огня. Такая же ситуация имеет место при сбрасывании в море перевозимого груза с судна, которому угрожает бедствие.

В связи со сказанным правомерность крайней необходимости связывается с рядом условий, относящихся:

1) к грозящей опасности:

    • наличие угрозы правоохраняемым интересам;
    • действительность опасности;
    • наличность опасности.

Условия правомерности, характеризующие опасность

Наличие угрозы интересам, охраняемым правом, предполагает такие существующие в действительности обстоятельства или такое развитие событий (причинно-следственных связей), которые неминуемо приведут к причинению им вреда. Источники таких угроз достаточно разнообразны, среди них можно выделить:

    1. стихийные силы природы — наводнение, землетрясение, смерч, торнадо, шторм, пожар и т.д.;
    2. нападения животных (как диких, так и домашних), если они не были инициированы человеком (в этом случае речь может идти о необходимой обороне);
    3. физиологические и патологические процессы — болезнь, голод и т. д.;
    4. неисправное состояние механизмов и др.

В некоторых случаях состояние крайней необходимости может быть обусловлено общественно опасными действиями человека (например, в состоянии крайней необходимости действует врач, передающий наркотические средства или психотропные вещества под угрозой причинения вреда здоровью или жизни). Такое же состояние может вызвать коллизия двух обязанностей (например, одновременный вызов врача к двум больным).

Указанная угроза должна быть действительной - реальной, фактически имеющей место. Если опасность была надуманной, т.е. когда отсутствует реальная угроза правоохраняемым интересам, и лицо лишь ошибочно предполагает ее наличие, причинение вреда не может считаться совершенным в состоянии крайней необходимости. В этом случае вопросы ответственности решаются по правилам фактической ошибки.

Признак наличности угрозы вытекает из законодательного закрепления условий правомерности крайней необходимости. Эта опасность должна непосредственно угрожать личности и другим правоохраняемым интересам. Иначе говоря, указанная опасность уже возникла и существует сейчас, в настоящее время, она еще не миновала или не устранена. Рассматриваемый институт поэтому и получил название крайней необходимости, т.е. ситуации, которая требует принятия безотлагательных мер. Эта угроза может быть кратковременной или иметь достаточную протяженность во времени.

До возникновения реальной угрозы причинения вреда правоохраняемым интересам и после ее устранения (исчезновения) состояние крайней необходимости отсутствует.

2) к защите:

    • причинение вреда как единственное средство устранения грозящей опасности;
    • вред причиняется третьим лицам;
    • не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к защите

Выделяются три условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к защите от грозящей опасности:

    • причинение вреда как единственное средство устранения грозящей опасности;
    • вред причиняется третьим лицам;
    • не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Причинение вреда как единственное средство устранения грозящей опасности предполагает, что опасность не могла быть устранена иными мерами. Например, после безуспешных попыток потушить лесной пожар пускают пал (встречный огонь). Если такая возможность имелась (например, устранение самого источника опасности) и она осознавалась лицом, причинившим вред другим правоохраняемым интересам, состояние крайней необходимости не возникает. Ответственность в этом случае наступает на общих основаниях.

В состоянии крайней необходимости вред причиняется третьим лицам. Под ними понимаются не только физические лица, но также общество и государство. Грозящая опасность, вызывающая состояние крайней необходимости, не направлена на их интересы, но именно им причиняется вред для устранения этой опасности; она и не обусловлена действиями третьих лиц, последние к ней не имеют никакого отношения, не виновны в ней. Если же опасность вызвана поведением лица, которому причиняется вред, наличие рассматриваемого института исключается, речь в этом случае должна идти о необходимой обороне или причинении вреда лицу, совершившему преступление.

Причинение вреда в состоянии необходимой обороны признается правомерным, если при этом не были превышены ее пределы. Превышением пределов необходимой обороны признаетсяпричинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда личности, правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный (ч. 2 ст. 39 УК РФ). В этом случае исключается социально полезный или социально приемлемый характер причинения рассматриваемого вреда.

Таким образом, пределы крайней необходимости будут признаваться превышенными, если:

    1. причиненный вред явно, т.е. очевидно для лица, не соответствовал характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам ее устранения;
    2. указанное несоответствие проявляется в том, что причиненный вред был равным или более значительным, чем предотвращенный;
    3. данный вред носил умышленный характер.

Причинение вреда при превышении пределов крайней необходимости влечет уголовную ответственность на общих основаниях, однако совершение преступления при нарушении условий ее правомерности признается как смягчающее наказание обстоятельство (п. «ж» ст. 61 УК РФ).

Иные виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

Кроме необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, и крайней необходимости к указанным обстоятельствам также относятся:

    • физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ),
    • обоснованный риск (ст. 41 УК РФ),
    • исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Физическое или психическое принуждение

В ч. 1 ст. 40 УК РФ указывается, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями. Под физическим принуждением понимается насильственное воздействие на лицо или лишение личной свободы с целью заставить его подчиниться воле другого лица. Оно может выражаться в применении физической силы (нанесение вреда здоровью, удары, побои, пытки, отравление и т. д.), принуждение может достигаться и путем ограничения свободы человека (содержание в яме, запирание в помещении и т. д.).Физическое принуждение исключает преступность деяния, если оно является непреодолимым. Под непреодолимостью физического принуждения понимается такое воздействие на человека (на его здоровье или свободу), которое влечет полную потерю им свободы воли, что позволяет использовать его в качестве орудия или средства для причинения вреда интересам, охраняемым уголовным законом. Противодействовать такому принуждению лицо не в силах.

В результате непреодолимого физического принуждения лицо, как правило, вынуждается бездействовать. Например, запирание стрелочника в будке, в связи с чем тот лишается возможности перевода стрелок; связывание сторожа с тем, чтобы он не мог препятствовать хищению охраняемого им имущества, и т. д.

В некоторых случаях путем указанного принуждения принуждающий добивается от лица совершения желаемых для него действий (например, заставить совершить угон автотранспортного средства).

Действие или бездействие, совершенные под влиянием непреодолимого физического принуждения, лишены такого признака уголовно-правового деяния, как волевой характер. В уголовно-правовом смысле поведение лица в указанной ситуации не образует деяния как признака объективной стороны преступления. Следовательно, оно не подлежит уголовной ответственности.

Поскольку имеет место так называемое посредственное причинение вреда, поэтому уголовную ответственность должен нести тот, кто принудил его совершить преступление. Это лицо признается исполнителем преступления, а лицо, фактически совершившее его, выступает в этом случае орудием или средством совершения преступления.

К физическому принуждению приравнивается и применение в отношении другого лица гипнотического воздействия. Действия, совершенные в состоянии гипноза, также исключают уголовную ответственность для данного лица. Исполнителем преступления в этом случае признается лицо, использовавшее для его совершения загипнотизированного человека.

Таким образом, непреодолимое физическое принуждение представляет собой одно из проявлений непреодолимой силы.

Необходимо иметь в виду, что при указанном принуждении вред причиняется охраняемым уголовным законом интересам, т.е. объекту конкретного преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 40 УК РФ вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается по правилам крайней необходимости (ст. 39 УК РФ). В этом случае речь идет о преодолимом воздействии. Такое принуждение означает, что лицо сохраняет свободу воли (хотя воля может быть и значительно ограничена), и оно способно действовать по своему усмотрению, а не быть орудием преступления в руках принуждающего.

Под психическим принуждением понимается информационное воздействие на психику человека с целью навязать принуждаемому свою волю и заставить его совершить преступление. Наиболее типичным его видом выступает угроза причинения вреда право-охраняемым интересам личности. Угроза должна быть конкретной и действительной, у лица были основания опасаться ее реализации. Другим видом психического принуждения выступает шантаж.

Как уже указывалось, вред, причиненный под воздействием преодолимого физического или психического принуждения, оценивается по правилам крайней необходимости: если он меньше вреда, который был причинен или причинением которого угрожали лицу, то его уголовная ответственность исключается; если он равный или больше вреда, который был причинен или причинением которого угрожали лицу, — то он подлежит уголовной ответственности. Указанное принуждение признается смягчающим наказание обстоятельством (п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Законодатель не признает психическое принуждение непреодолимым. Между тем некоторые формы психического принуждения способны привести к параличу воли, в результате которого лицом причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам (например, находясь под дулом пистолета, кассир по требованию преступника выдает денежные средства). В этом случае ответственность этого лица также исключается.

В качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, уголовное законодательство признает обоснованный риск (ст. 41 УКРФ).

Обоснованный риск

В ст. 41 УК РФ говорится: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели».

Риск — это не что иное, как принятие решения при отсутствии необходимой информации. Его формула достаточно проста: ситуация является неопределенной, иначе говоря, нет надлежащей информации, адекватно отражающей обстановку; есть необходимость действовать, как действовать - нет полной ясности. Чем больше неопределенность, тем больше риска, и наоборот.

Риск состоит в возможном причинении вреда отношениям, охраняемым уголовным законом. Но надо иметь в виду, что он является побочным продуктом рискованных действий и его наступление носит вероятностный характер. Неминуемость вреда не исключает преступность деяния.

Сферы деятельности, в которых возможен обоснованный риск, разнообразны. Некоторые виды профессиональной деятельности изначально являются рискованными: проведение научных исследований, испытаний, экспериментов, эксплуатация транспорта, разработка новых лекарств, спасательная работа при чрезвычайных ситуациях и стихийных бедствиях и т. д. К их числу относится хозяйственный и коммерческий риск, который сопряжен с причинением имущественного ущерба.

Кроме профессиональной деятельности, оправданный риск может быть и в иных сферах человеческой жизни, в частности туризме, путешествиях, спорте, так называемом экстремальном досуге и т. д.

По времени принятия решения о действиях в состоянии риска можно выделить два его вида:

  1. первоначально ситуация не была рискованной, не создавала опасности причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям;
  2. ситуация изначально была таковой.

Согласно закону риск может быть обоснованным, если общественно полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием), и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам (ч. 2 ст. 41 УК РФ). Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия (ч. 3 ст. 41 УК РФ). Таким образом, обязательными условиями, характеризующими рассматриваемый институт, являются:

    • наличие общественно полезной цели;
    • невозможность ее достижения без риска;
    • достаточность мер для предотвращения вреда;
    • соблюдение запрета риска, сопряженного с созданием угрозы для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Общественно полезная цель — это предполагаемый результат рискованных действий, представляющий интерес для общества, отдельных ее членов, государства, науки, промышленности, техники, медицины и т. д. Она может выражаться в создании новых видов техники, технологии, получении более эффективных лекарств, чем существующие, экономической выгоде и др.

Указанная цель должна быть достаточно конкретной и в принципе достижимой. Абстрактная цель и ее ничто малая вероятность достижения свидетельствуют об авантюрном характере действий, влекущих уголовную ответственность на общих основаниях.

Реализация личной цели исключает обоснованность риска.

Невозможность достижения общественно полезной цели без риска означает, что риск в сложившейся ситуации был вынужденным, так как отсутствовали иные способы ее реализации, гарантировавшие заведомо известный позитивный результат. У рискующего не было иных вариантов поведения. Если же общественно полезная цель могла быть достигнута без риска, но тем не менее он был допущен, за причинение вреда общественным отношениям при таких обстоятельствах уголовная ответственность лица не исключается.

Достаточность предпринятых лицом мер для предотвращения вреда предполагает, что рискующий, осознавая возможность причинения вреда общественным отношениям его действиями по реализации общественно полезной цели, сделал все для того, чтобы вред не был причинен. Следовательно, обоснованный риск исключает действия «на удачу», надежду «на авось». «Достаточность мер» определяется не их объективной возможностью предотвратить вред, а их субъективным восприятием рискующим. Следовательно, в законе речь идет о таких мерах, которые могло предпринять конкретное лицо. Вопрос о их достаточности решается в каждом конкретном случае исходя из сферы деятельности и степени риска.

Закон не допускает риск, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия (например, гибель трех и более человек, невосполнимый ущерб окружающей среде, нарушение состояния защищенности жизненно важных интересов общества). Заведомость означает, что лицо предвидело их неизбежность или реальную возможность.

Совершение преступления при нарушении условий обоснованного риска признается обстоятельством, смягчающим наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Исполнение обязательного для лица приказа или распоряжения

Согласно ч. 1 ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом,действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения.

Приказ и распоряжение являются актами управления. Приказ — это основанное на нормативных правовых актах, издаваемое в порядке подчиненности управомоченным лицом, облеченное в надлежащую форму властное требование, адресованное подчиненным (подчиненному) ему по службе лицам (лицу), обязанным (обязанному) его исполнить. Распоряжение отличается от приказа по ряду моментов: издается не только руководителем (начальником), по и любым другим субъектом управления (например, заместителем руководителя); адресуется не только подчиненным, но и иным лицам, входящим в сферу отношений, где действует данный акт; содержит характер требований не по службе, а по иным более общим вопросам. В отношении приказа и распоряжения действует презумпция их законности. Они должны выполняться беспрекословно, точно и в срок.

Исполнение приказа или распоряжения исключает преступность деяния, если:

    1. они были обязательными для исполнения конкретным лицом;
    2. являлись незаконными;
    3. исполнившее лицо не осознавало их незаконность.

Первое условие правомерности рассматриваемого института означает, что приказ или распоряжение были адресованы конкретному лицу и их исполнение было для него безусловно обязательным. Исполнение предполагает совершение действия (бездействия) по реализации содержащихся в указанных актах требований, в результате чего причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам личности, общества, государства. Причиненный вред должен наступить реально и входить в число признаков конкретного состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Вторым условием правомерности выступает незаконность приказа или распоряжения, т.е. их несоответствие по форме и содержанию или только по содержанию. Именно несоответствие закону содержания приказа влечет причинение вреда отношениям, охраняемым уголовным правом.

В соответствии с третьим условием лицо, исполнившее приказ или распоряжение, не осознавало их незаконный характер. В данном случае презюмируется, что подчиненный, выполняя приказ своего начальника, считает его законным. При этом отсутствовали какие-либо обстоятельства, с безусловной очевидностью свидетельствующие об обратном.

5 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (3 Votes)

Регистрация

Loader

Если вы обнаружили изменения в законодательстве, не внесенные в содержание сайта, прошу сообщить администратору сайта для внесения поправок (e-mail: admin@jurkom74.ru).