Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 | "О судебном приговоре"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"

Показания свидетелей являются одним из факторов формирования внутреннего убеждения следователей и судей. Свидетели содействуют установлению обстоятельств подготовки и совершения преступлений, выявлению лиц, совершивших преступление, их виновности, мотивов их преступных деяний, установлению данных, характеризующих личность обвиняемого (а иногда и потерпевшего), причин и условий, способствовавших совершению преступления. Свидетели могут помочь в выявлении других очевидцев происшествия, в проверке и уточнении собранных по делу доказательств.

Наиболее психологизированными моментами допроса свидетелей являются:

    1. оценка истинности их показаний;
    2. диагностика ложности показаний;
    3. преодоление лжесвидетельства;
    4. оказание мнемической помощи.

При этом не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Для определения психического или физического состояния свидетеля назначается экспертиза. Она проводится в отношении психически здоровых свидетелей, имеющих частичные психические аномалии. К этим аномалиям относятся особенности психического развития индивида, обусловленные его заболеваниями, временные провалы памяти, состояния астении, депрессии, расстройства речи. Основанием для назначения судебно-психологической экспертизы могут быть временные деформации когнитивной (отражательно-познавательной) деятельности. Они могут быть связаны с нарушением целостности, осмысленности, константности восприятия, снижением чувствительности (десенсибилизацией) к отдельным внешним воздействиям.

Свидетельствование бывает сопряжено с остроконфликтными жизненными ситуациями, с различными позициями свидетелей в отношении правоохраняемых ценностей, с различными нравственными и гражданскими качествами личности. Отдельные люди воспринимают положение свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к свидетелю чуткое и доброжелательное отношение.

Все свидетели занимают определенную позицию — они так или иначе относятся к криминальному событию, к личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование. Находясь в определенной социальной микросреде, они обычно разделяют установки этой среды. Не исключено и прямое давление на них со стороны заинтересованных лиц. У каждого свидетеля возникает та или иная модель расследуемого события. Однако предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний не должно восприниматься свидетелем как необходимость дачи угодных следователю показаний.

Показания могут быть правдивыми, но не соответствующими действительности — не истинными. Люди в отражении событий могут заблуждаться, их отражение действительности в силу ряда причин бывает ошибочным. И это так называемое добросовестное заблуждение не может караться законом.

Отдельные показания могут быть неожиданными, выходящими за рамки здравого смысла, но и они не должны игнорироваться.

В ряде случаев для оценки показаний свидетеля возникает необходимость проведения следственного эксперимента.

В качестве свидетелей могут выступать люди с эйдетической памятью, высокоразвитой профессиональной памятью и с неразвитой, ослабленной памятью, нуждающиеся в систематической мнемической помощи. Допрашивая свидетелей, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания. При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых 3-5 суток после восприятия событий. Особенно быстро забываются сведения о временных интервалах, динамические и количественные характеристики событий, речевые формулировки общающихся лиц. В памяти свидетеля может произойти рекомбинация — к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него и даже то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление).

Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия. Оценивая их показания, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и профессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические закономерности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой деятельности.

В психологическом аспекте свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы происшедших событий. Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памяти данного лица. На этапе первичного контакта с событием отражение действительности подчинено, как известно, ряду сенсорных и перцептивных закономерностей.

Существенное значение имеют мнемические и интеллектуальные особенности индивида, его ценностные ориентации, устойчивая личностная направленность.

Не рассматривая подробно всех закономерностей памяти, напомним, что наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию: сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкие неожиданные голоса и т.п.), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все то, что охватывается активными действиями, является целью или условием деятельности, что имеет значимость для субъекта. При этом следует иметь в виду, что люди лучше запоминают незаконченные, прерванные действия ("эффект Зейгарник").

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируются под влиянием последующих воздействий. Так, значительные деформации в показаниях могут произойти в результате последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т.д. При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространенной интерпретации событий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

Суггестия (лат. suggestio) — психологическое воздействие на сознание человека, при котором происходит некритическое восприятие им убеждений и установок. Представляет собой особо сформированные словесные (но иногда и эмоциональные) конструкции, часто также называемые внушением.

Вовлечение свидетеля в процесс уголовного судопроизводства вызывает особое его психическое состояние, обусловленное повышенной ответственностью за свои действия. Он чутко, часто на фоне повышенной тревожности, реагирует на характер вопросов следователя; психические процессы обретают селективную, остро избирательную направленность. При этом существенное значение приобретает характер межличностных отношений между следователем и свидетелем.

Осознав вопрос следователя, свидетель сначала в наиболее общем виде дифференцирует материал, подлежащий воспроизведению, оценивает его достоверность и лишь затем осуществляет необходимую его вербализацию, не извлекая, а формируя информацию. Здесь возможны трудности припоминания, а также перевода первосигнальной (непосредственно чувственной) информации во второсигнальную (словесно-обобщенную).

То, что вспоминает свидетель, в значительной мере зависит от вопросов следователя. Они должны касаться существа дела и не касаться очевидных обстоятельств. Вопросы, адресованные свидетелю, следует выстраивать в целенаправленную систему, соотнесенную с логикой расследования. Если вопрос следователя связан с ответом, неблагоприятным для свидетеля, он должен быть поставлен в завершающей части допроса. Не следует задавать примитивных, "детских" вопросов. Излишни и те вопросы, ответы на которые являются логическим выводом из предыдущего ответа.

В статусе следователя заложены значительные возможности внушающего влияния, особенно на лиц с повышенной внушаемостью. Их допрос требует особого подхода. Общими первичными признаками гиперсуггестивности допрашиваемого служат проявления слабого типа высшей нервной деятельности: тревожности, ригидности, возбудимости (низкая переключаемость внимания), низкого уровня притязаний (застенчивость, робость, переоценка значимости других, особенно вышестоящих лиц), конформности, соглашательности, уступчивости.

Ригидность [от лат. rigidus — жесткий, твердый] — неспособность и неготовность индивида к перестройке запланированной схемы активности в обстоятельствах, когда ранее намеченная программа требует существенных изменений.

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сформулировать свои показания. Так, положительная эмоциональная реакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную установку.

Уголовно-процессуальным законом запрещено задавать наводящие вопросы, предопределяющие возможные ответы. Любой вопрос ориентирует сознание на определенную сферу. Поэтому вопросы должны быть образно нейтральными — в них не должно быть образов, которые могут включаться в ответ. Кроме того, вопросы следует формулировать так, чтобы они были доступными для понимания свидетелем. С целью оказания мнемической помощи свидетелю могут быть заданы напоминающие вопросы, активизирующие ассоциативные связи.

Контрольные вопросы задаются для выяснения условий формирования образных представлений и установления фактических данных, лежащих в основе оценочных суждений свидетеля. При этом не следует задавать слишком общих, беспредметных вопросов, а также повторять вопросы в одной и той же редакции. Существенное для следствия обстоятельство целесообразно выяснять посредством системы варьирующихся вопросов.

Расследуемое событие должно воспроизводиться последовательно в системе причинно-следственных связей. При этом вопросы следует задавать в очередности от общего к частному, от первичного синтеза к анализу. Желательно также, чтобы все вопросы были взаимосвязаны — один вопрос вытекал из другого и подготавливал постановку следующего.

Получая очень подробные описания, следователь может поинтересоваться, чем вызвано такое большое внимание к этим обстоятельствам. Он должен предвидеть, какие стороны событий могут вызвать у свидетеля наибольшую ориентацию. Слушая рассказ свидетеля, можно сделать некоторые выводы об избирательно-устойчивой направленности его внимания, развитости или неразвитости отдельных видов памяти, о типе восприятия (аналитическом или синтетическом), о склонности к конформизму, суггестивности и т.п.

В процессе воспроизведения свидетель в зависимости от своего психического состояния вспоминает лишь те или иные фрагменты события. Затрудняет оптимальное функционирование его когнитивной (познавательной) сферы обстановка подчеркнутой строгости, официальности, вызывающая состояние психической напряженности.

В ряде случаев свидетелю должна быть оказана психологическая помощь в форме предъявления изображений, макетов, моделей, шкал цветов (таблицы Рабкина), предложения графически изобразить объект, пространственные схемы — "карты пути", "карты обозрения" и т.п. Некоторые приемы способствуют активизации репродуктивной и повествовательной деятельности свидетеля: предложение описать событие в его хронологической последовательности (с чего оно началось, как развивалось, чем завершилось); постановка напоминающих вопросов. Для более полного описания свидетелем событий могут быть использованы ассоциативные опорные пункты. В процессе допроса следователь должен отчленять факты, описываемые уверенно, от сообщаемых с определенным сомнением, выясняя при этом, чем обусловлены уверенность или сомнение, а также условия восприятия события свидетелем, его ориентационно-оценочные возможности.

Свидетель может сказать правду. Но ему очень трудно многосторонне, объективно охватить все события происшествия; чтобы помочь свидетелю, необходима соответствующая система вопросов. То, что видел свидетель, — это, образно говоря, луч света, а вопросы следователя — это механизм управления движением такого луча.

Показания свидетелей являются одним из факторов формирования внутреннего убеждения следователей и судей. Свидетели содействуют установлению обстоятельств подготовки и совершения преступлений, выявлению лиц, совершивших преступление, их виновности, мотивов их преступных деяний, установлению данных, характеризующих личность обвиняемого (а иногда и потерпевшего), причин и условий, способствовавших совершению преступления. Свидетели могут помочь в выявлении других очевидцев происшествия, в проверке и уточнении собранных по делу доказательств.

Наиболее психологизированными моментами допроса свидетелей являются:

    1. оценка истинности их показаний;
    2. диагностика ложности показаний;
    3. преодоление лжесвидетельства;
    4. оказание мнемической помощи.

При этом не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Для определения психического или физического состояния свидетеля назначается экспертиза. Она проводится в отношении психически здоровых свидетелей, имеющих частичные психические аномалии. К этим аномалиям относятся особенности психического развития индивида, обусловленные его заболеваниями, временные провалы памяти, состояния астении, депрессии, расстройства речи. Основанием для назначения судебно-психологической экспертизы могут быть временные деформации когнитивной (отражательно-познавательной) деятельности. Они могут быть связаны с нарушением целостности, осмысленности, константности восприятия, снижением чувствительности (десенсибилизацией) к отдельным внешним воздействиям.

Свидетельствование бывает сопряжено с остроконфликтными жизненными ситуациями, с различными позициями свидетелей в отношении правоохраняемых ценностей, с различными нравственными и гражданскими качествами личности. Отдельные люди воспринимают положение свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к свидетелю чуткое и доброжелательное отношение.

Все свидетели занимают определенную позицию — они так или иначе относятся к криминальному событию, к личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование. Находясь в определенной социальной микросреде, они обычно разделяют установки этой среды. Не исключено и прямое давление на них со стороны заинтересованных лиц. У каждого свидетеля возникает та или иная модель расследуемого события. Однако предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний не должно восприниматься свидетелем как необходимость дачи угодных следователю показаний.

Показания могут быть правдивыми, но не соответствующими действительности — не истинными. Люди в отражении событий могут заблуждаться, их отражение действительности в силу ряда причин бывает ошибочным. И это так называемое добросовестное заблуждение не может караться законом.

Отдельные показания могут быть неожиданными, выходящими за рамки здравого смысла, но и они не должны игнорироваться.

В ряде случаев для оценки показаний свидетеля возникает необходимость проведения следственного эксперимента.

В качестве свидетелей могут выступать люди с эйдетической памятью, высокоразвитой профессиональной памятью и с неразвитой, ослабленной памятью, нуждающиеся в систематической мнемической помощи. Допрашивая свидетелей, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания. При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых 3-5 суток после восприятия событий. Особенно быстро забываются сведения о временных интервалах, динамические и количественные характеристики событий, речевые формулировки общающихся лиц. В памяти свидетеля может произойти рекомбинация — к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него и даже то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление).

Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия. Оценивая их показания, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и профессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические закономерности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой деятельности.

В психологическом аспекте свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы происшедших событий. Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памяти данного лица. На этапе первичного контакта с событием отражение действительности подчинено, как известно, ряду сенсорных и перцептивных закономерностей.

Существенное значение имеют мнемические и интеллектуальные особенности индивида, его ценностные ориентации, устойчивая личностная направленность.

Не рассматривая подробно всех закономерностей памяти, напомним, что наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию: сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкие неожиданные голоса и т.п.), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все то, что охватывается активными действиями, является целью или условием деятельности, что имеет значимость для субъекта. При этом следует иметь в виду, что люди лучше запоминают незаконченные, прерванные действия ("эффект Зейгарник").

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируются под влиянием последующих воздействий. Так, значительные деформации в показаниях могут произойти в результате последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т.д. При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространенной интерпретации событий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

Суггестия (лат. suggestio) — психологическое воздействие на сознание человека, при котором происходит некритическое восприятие им убеждений и установок. Представляет собой особо сформированные словесные (но иногда и эмоциональные) конструкции, часто также называемые внушением.

Вовлечение свидетеля в процесс уголовного судопроизводства вызывает особое его психическое состояние, обусловленное повышенной ответственностью за свои действия. Он чутко, часто на фоне повышенной тревожности, реагирует на характер вопросов следователя; психические процессы обретают селективную, остро избирательную направленность. При этом существенное значение приобретает характер межличностных отношений между следователем и свидетелем.

Осознав вопрос следователя, свидетель сначала в наиболее общем виде дифференцирует материал, подлежащий воспроизведению, оценивает его достоверность и лишь затем осуществляет необходимую его вербализацию, не извлекая, а формируя информацию. Здесь возможны трудности припоминания, а также перевода первосигнальной (непосредственно чувственной) информации во второсигнальную (словесно-обобщенную).

То, что вспоминает свидетель, в значительной мере зависит от вопросов следователя. Они должны касаться существа дела и не касаться очевидных обстоятельств. Вопросы, адресованные свидетелю, следует выстраивать в целенаправленную систему, соотнесенную с логикой расследования. Если вопрос следователя связан с ответом, неблагоприятным для свидетеля, он должен быть поставлен в завершающей части допроса. Не следует задавать примитивных, "детских" вопросов. Излишни и те вопросы, ответы на которые являются логическим выводом из предыдущего ответа.

В статусе следователя заложены значительные возможности внушающего влияния, особенно на лиц с повышенной внушаемостью. Их допрос требует особого подхода. Общими первичными признаками гиперсуггестивности допрашиваемого служат проявления слабого типа высшей нервной деятельности: тревожности, ригидности, возбудимости (низкая переключаемость внимания), низкого уровня притязаний (застенчивость, робость, переоценка значимости других, особенно вышестоящих лиц), конформности, соглашательности, уступчивости.

Ригидность [от лат. rigidus — жесткий, твердый] — неспособность и неготовность индивида к перестройке запланированной схемы активности в обстоятельствах, когда ранее намеченная программа требует существенных изменений.

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сформулировать свои показания. Так, положительная эмоциональная реакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную установку.

Уголовно-процессуальным законом запрещено задавать наводящие вопросы, предопределяющие возможные ответы. Любой вопрос ориентирует сознание на определенную сферу. Поэтому вопросы должны быть образно нейтральными — в них не должно быть образов, которые могут включаться в ответ. Кроме того, вопросы следует формулировать так, чтобы они были доступными для понимания свидетелем. С целью оказания мнемической помощи свидетелю могут быть заданы напоминающие вопросы, активизирующие ассоциативные связи.

Контрольные вопросы задаются для выяснения условий формирования образных представлений и установления фактических данных, лежащих в основе оценочных суждений свидетеля. При этом не следует задавать слишком общих, беспредметных вопросов, а также повторять вопросы в одной и той же редакции. Существенное для следствия обстоятельство целесообразно выяснять посредством системы варьирующихся вопросов.

Расследуемое событие должно воспроизводиться последовательно в системе причинно-следственных связей. При этом вопросы следует задавать в очередности от общего к частному, от первичного синтеза к анализу. Желательно также, чтобы все вопросы были взаимосвязаны — один вопрос вытекал из другого и подготавливал постановку следующего.

Получая очень подробные описания, следователь может поинтересоваться, чем вызвано такое большое внимание к этим обстоятельствам. Он должен предвидеть, какие стороны событий могут вызвать у свидетеля наибольшую ориентацию. Слушая рассказ свидетеля, можно сделать некоторые выводы об избирательно-устойчивой направленности его внимания, развитости или неразвитости отдельных видов памяти, о типе восприятия (аналитическом или синтетическом), о склонности к конформизму, суггестивности и т.п.

В процессе воспроизведения свидетель в зависимости от своего психического состояния вспоминает лишь те или иные фрагменты события. Затрудняет оптимальное функционирование его когнитивной (познавательной) сферы обстановка подчеркнутой строгости, официальности, вызывающая состояние психической напряженности.

В ряде случаев свидетелю должна быть оказана психологическая помощь в форме предъявления изображений, макетов, моделей, шкал цветов (таблицы Рабкина), предложения графически изобразить объект, пространственные схемы — "карты пути", "карты обозрения" и т.п. Некоторые приемы способствуют активизации репродуктивной и повествовательной деятельности свидетеля: предложение описать событие в его хронологической последовательности (с чего оно началось, как развивалось, чем завершилось); постановка напоминающих вопросов. Для более полного описания свидетелем событий могут быть использованы ассоциативные опорные пункты. В процессе допроса следователь должен отчленять факты, описываемые уверенно, от сообщаемых с определенным сомнением, выясняя при этом, чем обусловлены уверенность или сомнение, а также условия восприятия события свидетелем, его ориентационно-оценочные возможности.

Свидетель может сказать правду. Но ему очень трудно многосторонне, объективно охватить все события происшествия; чтобы помочь свидетелю, необходима соответствующая система вопросов. То, что видел свидетель, — это, образно говоря, луч света, а вопросы следователя — это механизм управления движением такого луча.

Установление достоверности показаний

Установление достоверности показаний

При допросе свидетеля наиболее сложной психологической задачей является установление достоверности его показаний. При этом сомнения, неуверенность свидетеля не следует расценивать как признак их недостоверности.

Одним из приемов проверки достоверности показаний является детализирующий допрос по обстоятельствам, значение которых допрашиваемому неизвестно. При этом косвенные свидетельства могут иметь не меньшее значение, чем прямые доказательства.

Гамму сильных чувств испытывают свидетели как при восприятии событий, так и на допросе. Эти чувства в значительной мере влияют на адекватность психического отражения действительности и на "оформление" показаний.

Во многих случаях, как уже говорилось, ложные показания обусловлены желанием скрыть собственное неблаговидное поведение или опасением раскрыть свою причастность к расследуемому событию. Наиболее часто ложные показания даются по делам об изнасиловании, о телесных повреждениях, хулиганстве на бытовой почве, хищениях в особо крупных размерах и о должностных преступлениях. Это объясняется тем, что указанные виды преступлений, как правило, исключают случайную осведомленность.

Распознать мотивы лжесвидетельства и принять соответствующие меры — одна из основных задач следователя.

Мотивы заведомо ложных показаний:

    1. личная заинтересованность свидетеля (корысть, зависть, ненависть, мстительность, опасение обнаружить свои неблаговидные поступки);
    2. ложно понятые чувство дружбы, родственные обязанности;
    3. чувство сострадания к обвиняемому или потерпевшему;
    4. понуждение заинтересованных лиц.

При даче ложных показаний, с одной стороны, имеет место определенный внутриличностный мотивационный конфликт, с другой — свидетель постоянно должен тормозить вербализацию образов действительности, опасаться проговорок, создавать схематичные образы, удерживать в памяти их конструкцию. При этом происходит постоянная интерференция образов — конфликтное взаимодействие подлинного и ложного.

Вымышленные образы не соответствуют тем или иным критериям реальности. Если правдивые показания основаны на образах, которые несут избыточную информацию и позволяют осуществить многостороннее "вычерпывание" информации, то ложные, базируясь на вымышленной схеме, информативно ограничены, они не имеют первосигнальной полноты, разносторонности. Отсюда затверженность, заученность, ригидность, непластичность ложных показаний, их эмоциональная индиферентность.

В правдивых показаниях очень часто встречаются неточности, некоторые неясности и даже несоответствия. В тщательно продуманных ложных показаниях обычно все хорошо подогнано, состыковано (конечно, в меру интеллектуальных способностей того или иного лица). Ложь, как отмечалось выше, может быть активной и пассивной (умолчание). В последнем случае следователь должен напомнить свидетелю, что он не только несет за это уголовную ответственность, но и наносит вред правосудию и обвиняемому, так как скрываемые им обстоятельства могут иметь не только обвинительное, но и смягчающее ответственность значение. Существенно также уличение свидетеля в противоречиях, ознакомление его с некоторыми имеющимися в деле доказательствами.

Если умолчание связано с нежеланием свидетеля говорить об интимных отношениях, описывать неприличные сцены и т.п., следует предложить ему дать показания в письменном виде.

В большинстве случаев ложные показания дают свидетели, связанные с обвиняемыми и потерпевшими, так или иначе причастные к расследуемому событию. Нередко это родственники и знакомые обвиняемого. При этом ложные свидетельства могут иметь или обвинительную, или оправдательную направленность в зависимости от мотивов лжесвидетельства (например, желание устранить соперника, отомстить, выгородить близкого человека, избежать мести со стороны обвиняемого и т.д.) либо быть непроизвольно искаженными.

Представления очевидцев могут быть смещены в пространстве и времени. Распознание неправильностей в описательной деятельности допрашиваемого лица — одно из основных требований.

Допрашивая свидетеля, важно выяснить его оценочные возможности ("Почему так думаете?"), способность к анализу, сопоставлениям, правильным выводам, обобщениям.

Для активизации показаний о сложных событиях, о событиях большой давности в ряде случаев необходимо использовать метод реконструкции — модельно-материального воссоздания реальной обстановки.

Критической оценке должны подвергаться показания о длительности событий. Этот процесс субъективен.

При выяснении внешнего облика разыскиваемого лица первоначальная информация должна быть получена посредством свободного описания. В качестве мнемической помощи здесь может быть использовано предъявление фотоснимков разных лиц, рисунков, отдельных графических изображений элементов лица. При этом не следует применять специальную криминалистическую терминологию "словесного портрета", так как это может вызвать непроизвольную реконструкцию образного представления. Показания должны даваться в привычной для лица терминологии.

Следует учитывать, что одни признаки человеческого лица запоминаются лучше (например, прическа, выражение глаз, их цвет), другие хуже. Наиболее устойчивыми опознавательными признаками являются очертания лица, силуэт тела; хорошо запоминаются мимические особенности, характерное выражение лица (хмурый, веселый, злой, добрый, уверенный, наглый и т.п.), жесты, позы, походка, особые анатомические и функциональные приметы, одежда. При этом отдельные выразительные особенности лица могут "подавлять" восприятие других характерных признаков.

Кроме того, следователь должен учитывать не только индивидуальную, но и возрастную направленность восприятия внешнего облика человека. Так, основное внимание подростков обычно направлено на рост человека, его телосложение, прическу. Молодежь больше обращает внимание на мимику, жесты. Люди среднего и пожилого возраста более чувствительны к речевым особенностям, манерам поведения, циничным проявлениям.

Производя повторный допрос, необходимо помнить о том, что возможно проявление реминисценции — более полного воспроизведения материала (это не должно интерпретироваться как умышленное сокрытие сведений при первом допросе). Психологически важно избегать распространенного в практике вопроса о том, подтверждает ли свидетель свои прежние показания. Это ограничивает его мнемическую деятельность, свидетель стремится попасть в "русло" показаний, данных на предыдущем допросе, упорствуя в своем первоначальном ошибочном ответе.

Особенности показаний о событиях, наблюдавшихся в состоянии алкогольного опьянения

Особенности показаний о событиях, наблюдавшихся в состоянии алкогольного опьянения

Значительная часть преступлений не только совершается, но и воспринимается в состоянии алкогольного опьянения.

В нейрофизиологическом плане алкоголь вызывает дисбаланс процессов торможения и возбуждения. Особенно отражается это на внутреннем торможении — ухудшается дифференцировочная деятельность, в аналитико-синтетической деятельности мозга происходят значительные деформации.

В алкогольной интоксикации различают, как известно, три степени: легкую, среднюю и тяжелую.

Легкая степень алкогольного опьянения характеризуется состоянием легкой эйфории; возникает временное повышение эмоционального тонуса, некоторый прилив сил и, как правило, переоценка индивидом своих возможностей. Однако уже через 20 — 30 мин. начинается заметный спад в продуктивности психических процессов, увеличивается время сенсорных реакций, ослабляется чувствительность анализаторов, ухудшается ориентация в пространстве, определение продолжительности событий.

Средняя степень алкогольной интоксикации характеризуется переходом от эйфорической в наркотическую фазу опьянения. Сначала ускоряются элементарные ассоциативные процессы, так как они выходят из-под логического контроля, а затем установление связей резко замедляется в силу резких нарушений в аналитико-синтетической деятельности мозга, значительно снижается ориентировочная деятельность. Психические процессы "разорваны", фрагментарны. Сознание модифицируется ("оглушается"), отражение окружающей действительности носит неадекватный характер. На этой стадии возможны аффективные иллюзии, значительные пробелы и искажения памяти, диффузная генерализация — общее суммарное, нерасчлененное отражение действительности. Описания объектов при этом бывают неточными, смешиваются признаки объектов.

В большинстве случаев лица, пребывавшие в этой стадии опьянения, способны лишь к смутным воспоминаниям, у них высока вероятность оговора.

Пребывание в тяжелой степени опьянения исключает адекватное отражение действительности.

Для определения степени алкогольного опьянения, в котором пребывало лицо, наблюдавшее существенное для расследования событие, необходимо проведение комплексной судебно-медицинской и судебно-психологической экспертизы.

0 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Регистрация

Loader

Если вы обнаружили изменения в законодательстве, не внесенные в содержание сайта, прошу сообщить администратору сайта для внесения поправок (e-mail: admin@jurkom74.ru).