Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 | "О судебном приговоре"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"

Судебно-психологическая экспертиза индивидуально-психологических особенностей обвиняемого

Изучение личности обвиняемого непосредственно вытекает из закона и является обязательным.

Трудно переоценить важность использования помощи психолога в реализации личностного подхода в уголовном деле, в частности, для исследования ценностных ориентации, мотивации, характерологических свойств личности, важных для индивидуализации ответственности (наказания) и прогноза поведения в связи с наказанием.

Основные вопросы, решаемые судебно-психологической экспертизой индивидуально-психологических особенностей обвиняемого:

    1. Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого?
    2. Имеются ли у обвиняемого индивидуально-психологические особенности, которые могли существенно повлиять на принятие решения о совершении инкриминируемых ему действий?
    3. Могли ли индивидуально-психологические особенности обвиняемого повлиять на его поведение в момент совершения противоправных действий?
    4. Имеются     ли     у     обвиняемого     такие     индивидуально-психологические особенности личности как... (в зависимости от обстоятельств конкретного дела - импульсивность, жестокость, агрессивность, эмоциональная неустойчивость, внушаемость, подчиняемость и др.).
    5. Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого с точки зрения прогноза опасности рецидива и программы коррекционного воздействия?

Психологические особенности личности могут быть по-разному связаны с совершенным преступлением. Одни из них могут играть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворения потребностей или разрешения конфликта (эгоистическая, корыстная направленность личности, неуважение человеческому достоинству, сексуальная распущенность, агрессивность и пр.).

Другие психологические особенности чаще только способствуют совершению преступления при наличии внешней неблагоприятной ситуации (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие, низкий уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональная возбудимость, трусость и пр.).

Наконец, многие психологические особенности обвиняемого остаются нейтральными по отношению к факту преступления (например, увлечения, интересы лица, совершившего преступление в состоянии аффекта или неосторожное преступление и пр.).

В большинстве случаев бывает необходимо и достаточно исследовать те свойства личности обвиняемого, которые:

    1. указывают на закономерность или случайность принятия и реализации решения о преступлении;
    2. влияют на способность управлять поведением в конкретной ситуации;
    3. значимы для прогноза опасности рецидива и определения программы коррекционного воздействия.

Очевидно, что исследование этих особенностей требует обязательного применения специальных психологических знаний, усиления роли психолога в непосредственном изучении личности.

Для следователя и суда создаются возможности использовать справочный документ психолога о портрете личности как своеобразную психологическую канву для решения правовых вопросов индивидуализации ответственности и наказания.

Вопрос о применении профессиональных психологических познаний встает и в связи с соотношением объективной и субъективной характеристик некоторых фактов, с которыми закон связывает смягчение или отягощение ответственности и наказания.

В ряде случаев без психологической характеристики нельзя констатировать и само наличие факта реальной действительности, возможно имеющего смягчающее или отягчающее значение по делу. Например, «беспомощное состояние» потерпевшего, «особая жестокость», «зависимость».

В некоторых случаях заметную помощь здесь может принести психологическая экспертиза, которая путем исследования индивидуальных особенностей личности и ее взаимодействия с ситуацией преступления способна решить вопрос о том, повлияли ли эти особенности и как именно на осознание наличия определенных обстоятельств; какова мера этого осознания и его влияние на управление поведением; не имело ли место неадекватное восприятие определенных фактов и т.д.

Смягчающие ответственность обстоятельства

К числу смягчающих ответственность обстоятельств закон (ст. 61 УК) относит влияние на обвиняемого угрозы, стечение случайных жизненных обстоятельств, совершения деяния в силу тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, в результате принуждения или зависимости. Ни одно из этих обстоятельств не может быть установлено только по объективным признакам без учета субъективных особенностей обвиняемого.

Влияние угрозы на обвиняемого зависит не только от ее содержания, реальности, направленности, но и от психологических качеств того, кому угрожают, твердости его характера, смелости, эмоциональной устойчивости, уверенности в своих силах, отношения к запретам и правоохраняемым ценностям.

Психологически значимой является формулировка ст. 61 о случайном стечении обстоятельств. В рамках судебно-психологической экспертизы или консультации психолог может диагносцировать базовые особенности личности, ценностные ориентации виновного и решить вопрос, является ли содеянное закономерным для данной личности или же здесь значимыми оказались случайные спонтанно возникшие обстоятельства. Необходимо выяснить механизм возникновения ситуации преступления - действительно ли субъект реагировал способом, запрещенным законом, на спонтанно и независимо от него возникшее стечение обстоятельств.

Изучения личности виновного и его ценностных ориентации требует и факт совершения преступления в силу тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания. Необходимо разграничить объективные обстоятельства (здесь психолог не нужен) и субъективное восприятие тех или иных обстоятельств. Например, гибель ребенка для большинства людей тяжелое жизненное обстоятельство.

Принуждение - подавление воли с помощью насилия или угрозы им, превращение человека, на которого оказывается давление в своеобразное орудие для совершения тех или иных действий.

П. «е» ст. 61 предусматривает также совершение преступление «в силу материальной, служебной или иной зависимости». Психологический интерес может представлять не перечисленные в законе (очевидные) виды формализованной зависимости, а именно «иная» зависимость. К «иной» можно отнести и зависимость от любимого человека, и от референтной группы, и, например, от главы секты и пр. Наличие и степень такой зависимости может быть предметом психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Отягчающие ответственность обстоятельства

Среди отягчающих ответственность обстоятельств закон также называет ряд обстоятельств, установление которых в ряде случаев требует проведения судебно-психологической экспертизы ­- совершение преступления

    • организованной группой;
    • по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;
    • совершение преступления в отношении беззащитного или беспомощного лица;
    • с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего.

Совершение преступления в составе группы лиц, в том числе по предварительному сговору, в составе организованной группы или преступной организации при доказывании наличия организованной преступной группы или сообщества требует использования криминологических и психологических признаков, включая: наличие лидеров с авторитарной властью, жесткое распределение ролей, комплекс внутригрупповых норм и ценностей, длящийся (как правило) и планируемый характер преступной деятельности, развитие связей, обеспечивающих безопасность и др. Уже этот неполный перечень показывает как непросто доказывать именно организованный характер группы, а тем более их сообщество, действительную роль члена группы. Без выяснения последнего задача индивидуализации наказания решена быть не может.

На разрешение экспертов в этих случаях могут быть поставлены следующие вопросы: выявление подлинного лидера, оценка психологической мотивации вхождения в группу, наличие или отсутствие существенных ограничений свободы воли при этом, личностные особенности, влияющие на принятие и реализацию поведенческих решений, соответствие вербальных утверждений о собственной роли (и роли других ее членов) в конкретном преступном эпизоде интеллектуально-волевым и характерологическим особенностям.

В п. «е» ч.1 статьи 63 в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, законодатель специально выделяет особые мотивы и цели деяния. Здесь выделены, в частности, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц.

Возникновение мотива мести и побуждения к ней может быть связано с самыми разнообразными обстоятельствами, знание которых необходимо для индивидуализации наказания. Нельзя согласиться с однозначной характеристикой этого мотива как «низменного». Мотивы мести за причиненные страдания, кровной мести, мести за обиду не совпадают по психологическому механизму. Поэтому, не исследуя «генезиса» соответствующего мотива нельзя правильно определить его «вес» среди других отягчающих ответственность обстоятельств.

Использование п. «е» ч. 1 ст.63 представляется допустимым и в случаях, когда мотив национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды выступает наряду и во взаимодействии с мотивом корысти, мести и др.

Вопреки практике некоторых следственных органов, рассматриваемый мотив, отягчающий наказание, или являющийся составообразующим в случаях, предусмотренных ст. 282, может входить в структуру как прямого, так и косвенного умысла в качестве одного из побуждений к тому или иному преступлению. Такой подход: а) соответствует понятию умышленного преступления; б) позволяет индивидуализировать ответственность и наказание в достаточно распространенных ситуациях, когда субъект, основываясь на рассмотренном отношении к другим этносам и конфессиям, осуществляет преступные действия, наносящие вред их представителям, но при этом реализует и другую мотивацию - корысть и пр.

Жестокость и особая жестокость имеют значение для оценки общественной опасности насильственного преступления лишь в случаях, когда соответствующие признаки способа преступления явились проявлением относительно устойчивого и существенного свойства личности. Жестокость в этом случае всегда осознанна и мотивирована либо как средство достижения цели либо как сама цель (в психологии известна также импульсивная жестокость и связанная с групповой солидарностью или давлением).

Определенное значение для индивидуализации наказания имеет дифференцированный анализ жестокости виновного при совершении преступления, выделение вида этой жестокости:

    1. импульсивный;
    2. связанный с групповой солидарностью или давлением;
    3. инструментальный;
    4. жестокость, как самоцель.

В психологии и психиатрии садизм рассматривается как вид полового извращения, при котором сексуальное удовлетворение достигается в ситуации неограниченной власти и господства над партнером, особенно при его унижении и причинении ему боли, страданий. Для достижения полового удовлетворения садист может нанести жертве телесные повреждения или даже убить ее, испытывая наслаждения от вида агонизирующей жертвы.

Длительность и интенсивность насилия сочетается в этих случаях с унижением достоинства и издевательствами над потерпевшими при отсутствии какой-либо рациональной цели, кроме причинения боли, вреда, ущерба другому лицу, Характерно отсутствие внешнего повода либо его неадекватность чрезмерному избыточному насилию, когда над жертвой глумятся, издеваются.

Еще одной задачей, которая может быть поставлена перед психологической экспертизой в связи с оценкой личности является выделение таких ее свойств, которые косвенно опровергают или подтверждают инкриминируемые мотив, цель, способ действий.

Судебно-психологическая экспертиза индивидуально-психологических особенностей обвиняемого

Изучение личности обвиняемого непосредственно вытекает из закона и является обязательным.

Трудно переоценить важность использования помощи психолога в реализации личностного подхода в уголовном деле, в частности, для исследования ценностных ориентации, мотивации, характерологических свойств личности, важных для индивидуализации ответственности (наказания) и прогноза поведения в связи с наказанием.

Основные вопросы, решаемые судебно-психологической экспертизой индивидуально-психологических особенностей обвиняемого:

    1. Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого?
    2. Имеются ли у обвиняемого индивидуально-психологические особенности, которые могли существенно повлиять на принятие решения о совершении инкриминируемых ему действий?
    3. Могли ли индивидуально-психологические особенности обвиняемого повлиять на его поведение в момент совершения противоправных действий?
    4. Имеются     ли     у     обвиняемого     такие     индивидуально-психологические особенности личности как... (в зависимости от обстоятельств конкретного дела - импульсивность, жестокость, агрессивность, эмоциональная неустойчивость, внушаемость, подчиняемость и др.).
    5. Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого с точки зрения прогноза опасности рецидива и программы коррекционного воздействия?

Психологические особенности личности могут быть по-разному связаны с совершенным преступлением. Одни из них могут играть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворения потребностей или разрешения конфликта (эгоистическая, корыстная направленность личности, неуважение человеческому достоинству, сексуальная распущенность, агрессивность и пр.).

Другие психологические особенности чаще только способствуют совершению преступления при наличии внешней неблагоприятной ситуации (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие, низкий уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональная возбудимость, трусость и пр.).

Наконец, многие психологические особенности обвиняемого остаются нейтральными по отношению к факту преступления (например, увлечения, интересы лица, совершившего преступление в состоянии аффекта или неосторожное преступление и пр.).

В большинстве случаев бывает необходимо и достаточно исследовать те свойства личности обвиняемого, которые:

    1. указывают на закономерность или случайность принятия и реализации решения о преступлении;
    2. влияют на способность управлять поведением в конкретной ситуации;
    3. значимы для прогноза опасности рецидива и определения программы коррекционного воздействия.

Очевидно, что исследование этих особенностей требует обязательного применения специальных психологических знаний, усиления роли психолога в непосредственном изучении личности.

Для следователя и суда создаются возможности использовать справочный документ психолога о портрете личности как своеобразную психологическую канву для решения правовых вопросов индивидуализации ответственности и наказания.

Вопрос о применении профессиональных психологических познаний встает и в связи с соотношением объективной и субъективной характеристик некоторых фактов, с которыми закон связывает смягчение или отягощение ответственности и наказания.

В ряде случаев без психологической характеристики нельзя констатировать и само наличие факта реальной действительности, возможно имеющего смягчающее или отягчающее значение по делу. Например, «беспомощное состояние» потерпевшего, «особая жестокость», «зависимость».

В некоторых случаях заметную помощь здесь может принести психологическая экспертиза, которая путем исследования индивидуальных особенностей личности и ее взаимодействия с ситуацией преступления способна решить вопрос о том, повлияли ли эти особенности и как именно на осознание наличия определенных обстоятельств; какова мера этого осознания и его влияние на управление поведением; не имело ли место неадекватное восприятие определенных фактов и т.д.

Смягчающие ответственность обстоятельства

К числу смягчающих ответственность обстоятельств закон (ст. 61 УК) относит влияние на обвиняемого угрозы, стечение случайных жизненных обстоятельств, совершения деяния в силу тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, в результате принуждения или зависимости. Ни одно из этих обстоятельств не может быть установлено только по объективным признакам без учета субъективных особенностей обвиняемого.

Влияние угрозы на обвиняемого зависит не только от ее содержания, реальности, направленности, но и от психологических качеств того, кому угрожают, твердости его характера, смелости, эмоциональной устойчивости, уверенности в своих силах, отношения к запретам и правоохраняемым ценностям.

Психологически значимой является формулировка ст. 61 о случайном стечении обстоятельств. В рамках судебно-психологической экспертизы или консультации психолог может диагносцировать базовые особенности личности, ценностные ориентации виновного и решить вопрос, является ли содеянное закономерным для данной личности или же здесь значимыми оказались случайные спонтанно возникшие обстоятельства. Необходимо выяснить механизм возникновения ситуации преступления - действительно ли субъект реагировал способом, запрещенным законом, на спонтанно и независимо от него возникшее стечение обстоятельств.

Изучения личности виновного и его ценностных ориентации требует и факт совершения преступления в силу тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания. Необходимо разграничить объективные обстоятельства (здесь психолог не нужен) и субъективное восприятие тех или иных обстоятельств. Например, гибель ребенка для большинства людей тяжелое жизненное обстоятельство.

Принуждение - подавление воли с помощью насилия или угрозы им, превращение человека, на которого оказывается давление в своеобразное орудие для совершения тех или иных действий.

П. «е» ст. 61 предусматривает также совершение преступление «в силу материальной, служебной или иной зависимости». Психологический интерес может представлять не перечисленные в законе (очевидные) виды формализованной зависимости, а именно «иная» зависимость. К «иной» можно отнести и зависимость от любимого человека, и от референтной группы, и, например, от главы секты и пр. Наличие и степень такой зависимости может быть предметом психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Отягчающие ответственность обстоятельства

Среди отягчающих ответственность обстоятельств закон также называет ряд обстоятельств, установление которых в ряде случаев требует проведения судебно-психологической экспертизы ­- совершение преступления

    • организованной группой;
    • по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;
    • совершение преступления в отношении беззащитного или беспомощного лица;
    • с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего.

Совершение преступления в составе группы лиц, в том числе по предварительному сговору, в составе организованной группы или преступной организации при доказывании наличия организованной преступной группы или сообщества требует использования криминологических и психологических признаков, включая: наличие лидеров с авторитарной властью, жесткое распределение ролей, комплекс внутригрупповых норм и ценностей, длящийся (как правило) и планируемый характер преступной деятельности, развитие связей, обеспечивающих безопасность и др. Уже этот неполный перечень показывает как непросто доказывать именно организованный характер группы, а тем более их сообщество, действительную роль члена группы. Без выяснения последнего задача индивидуализации наказания решена быть не может.

На разрешение экспертов в этих случаях могут быть поставлены следующие вопросы: выявление подлинного лидера, оценка психологической мотивации вхождения в группу, наличие или отсутствие существенных ограничений свободы воли при этом, личностные особенности, влияющие на принятие и реализацию поведенческих решений, соответствие вербальных утверждений о собственной роли (и роли других ее членов) в конкретном преступном эпизоде интеллектуально-волевым и характерологическим особенностям.

В п. «е» ч.1 статьи 63 в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, законодатель специально выделяет особые мотивы и цели деяния. Здесь выделены, в частности, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц.

Возникновение мотива мести и побуждения к ней может быть связано с самыми разнообразными обстоятельствами, знание которых необходимо для индивидуализации наказания. Нельзя согласиться с однозначной характеристикой этого мотива как «низменного». Мотивы мести за причиненные страдания, кровной мести, мести за обиду не совпадают по психологическому механизму. Поэтому, не исследуя «генезиса» соответствующего мотива нельзя правильно определить его «вес» среди других отягчающих ответственность обстоятельств.

Использование п. «е» ч. 1 ст.63 представляется допустимым и в случаях, когда мотив национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды выступает наряду и во взаимодействии с мотивом корысти, мести и др.

Вопреки практике некоторых следственных органов, рассматриваемый мотив, отягчающий наказание, или являющийся составообразующим в случаях, предусмотренных ст. 282, может входить в структуру как прямого, так и косвенного умысла в качестве одного из побуждений к тому или иному преступлению. Такой подход: а) соответствует понятию умышленного преступления; б) позволяет индивидуализировать ответственность и наказание в достаточно распространенных ситуациях, когда субъект, основываясь на рассмотренном отношении к другим этносам и конфессиям, осуществляет преступные действия, наносящие вред их представителям, но при этом реализует и другую мотивацию - корысть и пр.

Жестокость и особая жестокость имеют значение для оценки общественной опасности насильственного преступления лишь в случаях, когда соответствующие признаки способа преступления явились проявлением относительно устойчивого и существенного свойства личности. Жестокость в этом случае всегда осознанна и мотивирована либо как средство достижения цели либо как сама цель (в психологии известна также импульсивная жестокость и связанная с групповой солидарностью или давлением).

Определенное значение для индивидуализации наказания имеет дифференцированный анализ жестокости виновного при совершении преступления, выделение вида этой жестокости:

    1. импульсивный;
    2. связанный с групповой солидарностью или давлением;
    3. инструментальный;
    4. жестокость, как самоцель.

В психологии и психиатрии садизм рассматривается как вид полового извращения, при котором сексуальное удовлетворение достигается в ситуации неограниченной власти и господства над партнером, особенно при его унижении и причинении ему боли, страданий. Для достижения полового удовлетворения садист может нанести жертве телесные повреждения или даже убить ее, испытывая наслаждения от вида агонизирующей жертвы.

Длительность и интенсивность насилия сочетается в этих случаях с унижением достоинства и издевательствами над потерпевшими при отсутствии какой-либо рациональной цели, кроме причинения боли, вреда, ущерба другому лицу, Характерно отсутствие внешнего повода либо его неадекватность чрезмерному избыточному насилию, когда над жертвой глумятся, издеваются.

Еще одной задачей, которая может быть поставлена перед психологической экспертизой в связи с оценкой личности является выделение таких ее свойств, которые косвенно опровергают или подтверждают инкриминируемые мотив, цель, способ действий.

Судебно-психологическая экспертиза мотивов противоправных действий

Судебно-психологическая экспертиза мотивов противоправных действий

С точки зрения психологии, мотив - важнейшая характеристика содеянного и деятеля, и не случайно в новом УК этот пробел в значительной степени устранен. В частности, в перечне смягчающих и отягчающих обстоятельств описанию мотивов уделяется сейчас больше внимания. Например, выделен мотив сострадания. Описание мотивов и целей появилось и во многих нормах Особенной части УК, в которых оно ранее отсутствовало. Устранены неадекватные с точки зрения психологии трактовки понятий мотива и цели, их смешение.

Мотив - признак субъективной стороны преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки - например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений и др. В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Как уже указывалось, мотив преступления может учитываться в качестве отягчающего или смягчающего ответственность обстоятельства, свидетельствовать об отсутствии в действиях виновного общественной опасности. Однако необходимо учитывать, что представления о том, что такое мотив поведения в праве и психологии совпадают не полностью.

В психологии под мотивом понимается побуждение к деятельности, направленной на удовлетворение потребностей субъекта, предмет (материальный или идеальный), ради которого деятельность осуществляется.

Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперирует такими обобщенными понятиями как месть, корысть, ревность, хулиганские побуждения, неприязненные отношения и др. Некоторые из этих понятий могут включать в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстные действия с психологической точки зрения могут быть мотивированы стремлением к обогащению, завистью, потребностью в самоутверждении, стремлением вести праздный образ жизни, страстью к развлечениям, азартным играм, потребностью в удовлетворении труднопреодолимых влечений (например, к алкоголю или наркотикам). Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения.

Все психологические мотивы можно разделить на устойчивые, превратившиеся в силу этого в свойства характера, и ситуативно возникающие.

Для установления мотивов, относящихся к первой категории требуется детальное изучение условий жизни обвиняемого, его образа жизни, направленности его личности, свойств и черт характера.

Выделим по крайней мере три группы случаев, когда использование этих знаний необходимо для установления мотива деяния:

    1. когда деяние (чаще всего насильственное или нарушающее общественный порядок) связано с мотивом самореализации при ослаблении самоконтроля. Такому лицу не нужен повод, оно действует по внутреннему сценарию и как бы себя ни вела намеченная жертва, характер действий субъекта от этого не изменится;
    2. возможно сочетание потребности в самореализации с имеющимся уже опытом аналогичного безнаказанного поведения; сложившийся стереотип способствует снятию самоконтроля и стимулирует преступные действия даже в неблагоприятной для них ситуации;
    3. иллюзия «безмотивное» может возникнуть и в случаях тщательно спланированных преступлений, т.к. реализация преступного намерения и здесь может быть не связана с поведением потерпевшего, которое непосредственно предшествовало преступлению.

Подчеркивая большое значения установления мотивов по конкретным уголовным делам, в том числе с использованием профессиональных психологических знаний, необходимо учитывать, что психолог диагносцирует наличие того или иного мотива, упомянутого законом, именно как факт, не прибегая к оценочным суждениям о его соотношении с нравственными и правовыми ценностями. В компетенцию СПЭ не входит оценка мотивов, например, с точки зрения их «низменности». Он может дать содержательную оценку потребности, лежащей в основе мотива поведения, установить сам мотив, как побуждение к определенным действиям. Оценивать же мотивы с точки зрения морали и нравственности не входит в его компетенцию. То, что исследуется преступное деяние, эксперт просто принимает к сведению.

Основной вопрос, решаемый экспертизой мотивов противоправных действий:

    • с учетом индивидуально-психологических особенностей личности и ситуации, каковы главные психологические мотивы деяния, инкриминируемого обвиняемому?

0 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Регистрация

Loader

Если вы обнаружили изменения в законодательстве, не внесенные в содержание сайта, прошу сообщить администратору сайта для внесения поправок (e-mail: admin@jurkom74.ru).