Интернет-сайт JURKOM74.RU (далее - «Сайт») использует файлы cookie и схожие технологии, чтобы гарантировать максимальное удобство пользователям (далее - «Пользователи»), предоставляя персонализированную информацию, запоминая предпочтения в области маркетинга и контента Сайта, а также помогая получить нужную Пользователю информацию. При использовании данного сайта, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с настоящим уведомлением в отношении данного типа файлов. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать Сайт.

Понятие государственного суверенитета

В Древних Греции и Италии понятие суверенитета не было необходимым потому, что государству не противостояла никакая другая претендовавшая на власть сила.

Иным в средние века было положение государства на территории Западной Европы. В этот период оно встретилось с тремя противостоящими ему силами, а именно: с католической церковью, "Священной Римской империей" и крупными феодалами.

Действие этих трех сил в разные периоды средневековой истории не было равнозначным, но все они противостояли государственному верховенству.

Именно с задачей преодоления влияния церкви, Римской империи и сепаратизма крупных феодалов и было связано возникновение необходимости теоретического обоснования специфических особенностей не просто власти, а власти государства, олицетворенной монархом. Это было характерно для периода распада феодализма, когда под властью королей происходило объединение народов, ранее подчинявшихся своим суверенам.

В условиях борьбы и соревнования различных властных сил возникла идея наделения правом верховенства монарха, возглавлявшего эти образования.

В этот-то период истории появляется работа Жана Бодена "Шесть книг о республике" (1576), в которой он определил государство как субъект, обладающий суверенитетом, т.е. "абсолютной, не связанной никакими законами властью над подданными". Характерно, что конструкция Ж. Бодена означала лишь несвязанность государства никакой другой властью, но ее нельзя толковать как несвязанность самого государства какими-либо правилами. Ж. Боден не допускал возможности произвола со стороны государства. Напротив, введение понятия суверенитета, а затем и его становление были направлены против множественности властей.

Введение понятия суверенитета знаменовало победу одной власти над другими, также претендовавшими на верховенство в пределах одной и той же территории.

Рассматривая становление понятия суверенитета, следует иметь в виду, что процесс укрепления власти монарха логически был связан с идеей единства подчиненного суверену народа, иными словами - с идеей, что народ, объединенный в государстве, нуждается в суверенной власти.

В работах Т. Гоббса, написанных более чем через столетие после работ Ж. Бодена, государство уже рассматривалось как результат договора между людьми, как проявление действия "естественного закона", кладущего конец догосударственному периоду, когда была естественна "война всех против всех", в понятие суверенитета были внесены элементы демократии. Именно Т. Гоббс, можно считать, положил начало понятию народного суверенитета, или, точнее говоря, суверенитета народа. Именно суверенитет народа, по Гоббсу, являлся основой правомерности существования в государстве власти как института, производного от народа. Таким образом, Гоббс положил начало выведению государственной власти из суверенитета народа, т.е. рассмотрению суверенитета как источника или, лучше сказать, основания любой государственной власти. Отсюда уже логически вытекала мысль, что государственная власть не может быть неограниченной. Она имеет своим пределом спокойствие объединенных государством граждан.

Современная политическая мысль исходит из того, что государство может считаться суверенным только тогда, когда оно реализует волю народа и когда его система управления демократична. Этот фактор имеет принципиальное значение. Ведь если государство не опирается на демократически организованное общество, то оно не может быть признано суверенным в том смысле, что оно не является носителем суверенитета народа, выражающегося в праве народа самостоятельно определять свое будущее, свою судьбу. Хотя суверенным может быть признано только государство демократическое, это государство в определенной мере в общих интересах может и, более того, обязано регулировать общественные отношения, включая отношения между гражданами, и в силу этого ограничивать свободу действия отдельных юридических и физических лиц, мешающих демократическому развитию общества и нарушающих права граждан.

Современное понимание суверенитета государства производно от суверенитета народа. Волеизъявление народа порождает государственную власть. Государство как официальный представитель народа выражает волю своих граждан, обеспечивает их права и интересы в полном объеме только тогда, когда оно является суверенным.

Суверенитет проявляется в единстве (т.е. нераздельности), независимости и верховенстве государственной власти. Государственный суверенитет означает полноту и нераздельность власти государства на всей его территории, самостоятельность в проведении внешней и внутренней политики.

Суверенитет государства - это свойство государства самостоятельно и независимо от других государств осуществлять присущие ему функции на всей своей территории и за ее пределами.

Суверенное государство самостоятельно определяет форму правления, форму государственного устройства, систему органов государственной власти, основы организации местного самоуправления, пределы и условия взаимной ответственности государства и личности. Суверенное государство самостоятельно организует свою финансовую, денежную, банковскую системы, обеспечивает территориальную целостность. Такое государство обеспечивает законность и правопорядок в стране, создает вооруженные формирования, защищает конституционный строй, независимость и целостность страны. Но верховенство государственной власти вовсе не означает ее неограниченности и вседозволенности.

Пределы, возможности государственной власти в правовом государстве установлены правом.

Независимость государства означает его самостоятельность в решении как внутриполитических, так и внешнеполитических вопросов, во взаимоотношениях с другими государствами.

Неотъемлемой чертой суверенного государства является его право объединяться с другими государствами, создавать межгосударственные союзы, выходить из них, руководствуясь при этом высшими интересами своего народа, своего государства.

Признаки суверенного государства

К признакам суверенного государства относят:

    1. территориальное верховенство государства (верховенство государственной власти);
    2. независимость государства.

Характеризующие суверенитет два его юридических признака — территориальное верховенство и независимость государства — неразрывно связаны между собой, взаимно предопределяют друг друга, являются взаимообусловленными. Это две стороны одного и того же явления — государственного суверенитета.

Территориальное верховенство государства

Термин-понятие «верховенство государства на своей территории» (территориальное верховенство) выражает то сущностное свойство государства, согласно которому оно обладает полновластием, полнотой публичной (общественной) власти в пределах своей территории, исключающей деятельностьв этом пространстве любой иной публичной власти. Только государство может предписывать юридически обязательные правила поведения для всех находящихся на его территории физических лиц и их объединений (юридических лиц и общественных организаций) и обеспечивать их соблюдение в случае необходимости путем властного принуждения.

Веления государства, выраженные в национальном праве и единичных правовых актах, обязательны для всех их адресатов — органов государства, должностных лиц, граждан, иностранцев и апатридов, юридических лиц и общественных организаций. Властные правомочия государства в отношении всех таких лиц обозначаются термином «юрисдикция». Государство обладает в пределах своей территории (в некоторых случаях и за ее пределами) полнотой юрисдикции — законодательной, административной и судебной.

В качестве верховной власти государство и только данное государство устанавливает и изменяет свое национальное право и обеспечивает его исполнение. В нормах национального права управомоченным на то органом государства, осуществляющим законодательную юрисдикцию, выражена воля государства. Это, естественно, не значит, что государство в лице своих компетентных органов может творить правовой произвол. Нормально выраженная в национальном праве воля государства детерминирована условиями жизнедеятельности организованного в данное государство общества.

Таким образом, термин-понятие «территориальное верховенство» государства выражает в общем виде следующие сущностные свойства государства:

    • концентрация в его руках всей полноты публичной (общественной) власти и властного принуждения;
    • осуществление государством законодательной, административной и судебной юрисдикции;
    • установление и поддержание правопорядка внутри государства;
    • наличие единства и юридической неограниченности власти государства, осуществляемой органами государства в их совокупности.

Территориальное верховенство государства проявляется и в том, что в его руках в лице компетентных органов государства концентрируются вся принудительная власть и все средства властного принуждения. Властное принуждение к исполнению правовых предписаний осуществляется либо управомоченным на то органом государства, либо в редких случаях специально на то управомоченной государством негосударственной организацией. Монополизация государством властного принуждения вовсе не означает, что государство только и делает, что принуждает исполнять правовые предписания. Нормально субъекты национального права законопослушны, поскольку нормы права выражают их интересы и потребности. И во избежание отрицательных для них последствий правонарушения и преступления должны соответственно пресекаться государством.

Территориальное верховенство государства,осуществляемое от лица государства государственной властью, предопределяет необходимость наличия двух качественных особенностей последней: единства и юридической неограниченности государственной власти.

Единство государственной власти состоит в том, что органы государства в своей совокупности образуют единую государственную власть, действующую от лица государства и обязывающую в конечном счете государство как таковое.

Констатация юридической неограниченности власти государства в силу его территориального верховенства вовсе не является свидетельством возможности произвола в деле внутригосударственного правового регулирования. Деятельность государства в этой сфере детерминирована реальными внутренними и внешними условиями существования организованного в государство общества. Государство может устанавливать не какое-то произвольное национальное право, а лишь такое, которое соответствует условиям жизни данного общества, его интересам и потребностям, правосознанию, общественной морали и традициям. Иначе правовые предписания не будут исполняться либо государственная власть, утратившая в результате свою эффективность и, соответственно, легитимность, будет заменена новой усилиями населения.

Независимость государства

Независимость государства в международных отношениях предопределяет необходимость регулирования отношений между государствами особой системой права — международным правом. В свою очередь международное право исходит из независимости государств друг от друга и возводит эту независимость в основной принцип международно-правового регулирования.

В международном праве взаимная независимость государств проявляется в двух ее аспектах:

    1. в независимости государства применительно к регулированию его внутренних общественных отношений (внутренняя независимость);
    2. в независимости государства в его внешних сношениях (внешняя независимость).

Внутренняя независимость государства обеспечивается тем, что международное право не регулирует и не может регулировать внутригосударственные общественные отношения. Свое позитивное воплощение это находит в признании государствами недопустимости вмешательства во внутренние дела друг друга. Прямого регулирования международным правом внутригосударственных отношений нет и быть не может.

Внешняя независимость государства, прежде всего в его взаимоотношениях с другими государствами, состоит в том, что оно свободно, независимо от других государств осуществляет внешнеполитическую деятельность в рамках своих международных обязательств по общему международному праву и локальным международным соглашениям. Такие обязательства суть не ограничение, а проявление его независимости во внешних делах, поскольку, как это имеет место и во внутригосударственном праве, государство само, по своей воле подчиняет себя международному праву, хотя такое подчинение и детерминировано условиями его существования в системе государств. Если государство, например вновь возникшее, откажется признать для себя обязательными нормы общего международного права, в том числе основные его принципы и другие императивные нормы, нормы juscogens (общеобязательное право), то оно не сможет требовать от других государств и иных субъектов международного права уважения своего суверенитета, своего территориального верховенства и независимости в международном общении. В этом суть метода международно-правового регулирования по соглашению между государствами и иными субъектами международных отношений и суть заинтересованности государств в международно-правовом регулировании их взаимоотношений.

Действительно, если внутригосударственное право в силу верховенства государства устанавливается государством и выражает его волю, то международное право является продуктом соглашения государств по поводу существа его норм и признания их юридически обязательными. Это соглашение достигается путем согласования (взаимных уступок и компромиссов) воль государств. Поэтому в нормах международного права,
регулирующих международные отношения, выражена согласованная, а тем самым и общая воля установивших эти нормы государств, детерминированная их взаимными интересами и потребностями.

Все субъекты современного международного права, а не только государства являются независимыми друг от друга общественными образованиями. Они не подчинены власти какого-либо государства или какой бы то ни было третьей власти. Но независимость иных, кроме государств, субъектов международного права не является выражением их суверенитета, которым они не обладают. Это результат согласия государств не подчинять определенные общественные образования своей власти и признания государствами их международной правоспособности и правосубъектности.

Независимость государств в международном общении как одна из составляющих их суверенитета — это юридическая категория, устанавливаемая и регламентируемая международным правом. Этому отнюдь не противоречит фактическая, объективная взаимозависимость государств, непрестанно усиливающаяся в силу международного разделения труда, обострения глобальных проблем современности и иных причин. Именно взаимозависимость государств как суверенных образований порождает потребность в их сотрудничестве на общепланетарном или локальном уровне и в регулировании такого сотрудничества международным правом. Общее международное право, регулирующее межгосударственные и иные международные отношения применительно ко всем сферам, создается государствами, точнее — международным сообществом государств в целом. В основе его структуры лежат основные принципы международного права. Такими принципами международного права являются:

    • принципы суверенного равенства государств;
    • неприменения силы или угрозы силой в межгосударственных отношениях;
    • невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого государства;
    • мирного разрешения межгосударственных споров и межгосударственного сотрудничества.

В науке международного права сформулированы три концепции соотношения международного и внутригосударственного права:

  1. дуалистическая;
  2. примата международного права;
  3. примата внутригосударственного права.

Дуалистическое понимание основывается на признании существования двух разных, взаимодействующих между собой систем права: внутригосударственного и международного.

Сторонники концепции примата внутреннего права рассматривают международное право как сумму внешнегосударственных прав различных государств.

Позиция, высказанная профессором С.В. Черниченко: "Международное право и внутригосударственное право - различные правовые системы, не имеющие примата друг над другом, действующие в различных плоскостях, в различных юридических измерениях".

В Конституции РФ нет положения о ее изменении в связи с международно-правовыми актами, договорами, в том числе содержащими нормы, противоречащие Конституции. Пункт 1 ст. 15 гласит, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ.

Толкование п. 1 ст. 15 Конституции РФ дало основание профессору Г.А. Карташкину заключить, что "новая Конституция России (1993 г.), признавая приоритет международного права над внутренним законодательством, не распространяет это верховенство на Основной закон страны".

Суверенитет народа

Эта категория относится к числу обязательных исходных принципов любой демократической конституции, хотя, казалось бы, в наше время в цивилизованном мире ее уже никто не оспа­ривает.

Исторически она возникла в ходе революционной борьбы народов против феодального абсолютизма (XVII—XVIII вв.) и противопоставлялась претензиям монархов на неограниченную власть как на мандат, якобы полученный свыше. Таким образом, понятие суверенитета (означающего верховную власть, независи­мость), разработанное еще в XVI в. Ж. Боденом (Франция) для обоснования безраздельности государственной власти, было ис­пользовано в новом значении: для утверждения демократической концепции государства и народовластия. Конституционный принцип суверенитета народа и сегодня напоминает всем власти­телям о том, от кого они получили власть, а следовательно, во имя кого эту власть обязаны употреблять.

Позже, в XX в., возникло понятие «суверенитет нации», кото­рое отождествлялось с неким полновластием нации или правом нации на самоопределение вплоть до создания национального государства. По своей природе и скрытому смыслу это не юриди­ческое понятие, ибо ни одно многонациональное государство не станет закреплять «право» на разрушение своего единства. Демократическое правовое государство ис­ключает дискриминацию по национальному признаку и обеспе­чивает гражданам всех национальностей право на реализацию своих национальных культурных интересов. Иное дело — выдви­жение требования независимости со стороны народов в условиях распада федеративных государств. Так, распад СССР, Югославии и Чехословакии привел к независимости каждого из входящих субъектов этих федераций, что получило всеобщее международ­но-правовое признание. В Грузии в связи с ее выделением из со­става СССР возникла межэтническая гражданская война, в ре­зультате которой народы Абхазии и Южной Осетии, реализуяправо на самоопределение и опираясь на исторические корни, объявили о своей независимости.

Конституция РФ дает достаточные основания для разрешения противоречия «двух суверенитетов». В ст. 3 говорится: «Носите­лем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ». Народ, следовательно, понимается как единый и неделимый субъект — источник права. Любая нация реализует свои национальные ин­тересы в рамках этого конституционного понятия, она, безуслов­но, защищена от любой формы дискриминации, а тем более уг­нетения со стороны кого бы то ни было. Однако это не означает, что любая нация вправе создать свое государство; суверенитет по смыслу ст. 3 Конституции принадлежит не отдельным частям на­селения, а российскому народу в целом, а следовательно, любые сепаратистские решения окажутся в противоречии с Конституци­ей. Необходимо учитывать, что понятие «многонациональный народ» радикально меняет свое содержание в демократическом обществе с правовым государством. Если в тоталитарном госу­дарстве под разговоры о народовластии возможны репрес­сии в отношении целых наций, то гуманистическая трактовка понятия «народ» как равных граждан с гарантированными для всех правами и свободами это полностью исключает.

Суверенитет народа неразрывно связан с правами и свобода­ми человека и гражданина. В этом его гуманистическая сущ­ность. Верховную власть народа нельзя себе представить иначе, как власть, осуществляемую отдельными людьми, — здесь коре­нится и определенная возможность манипулирования интереса­ми и волей народа со стороны ложных пророков и потенциаль­ных тиранов. Народ осознает себя носителем суверенитета толь­ко в отдельные периоды общественного развития — лучше, когда это происходит в конституционно обусловленных формах (референдум, выборы), хуже, когда возникают взрывы возмущения против насилия или массовое сопротивление несправедливой власти, чреватые кровопролитием и гражданской войной. Народ никогда не бывает един в своих целях, ибо различны интересы его социальных групп, поэтому отличать реализацию суверените­та народа от эгоистических устремлений к власти опытных дема­гогов часто бывает очень трудно, юридические принципы здесь помогают лишь в небольшой степени.

Отсюда исключительная важность правовой детализации принципа народного суверенитета, создания надежных гарантий для реализации этого принципа в жизни. Развитие и защита прав человека и гражданина — самая важная из этих гарантий.

Суверенитет народа, или народный суверенитет, — это перво­источник власти. Воля народа, выраженная в юридически реле­вантных формах, является подлинным и единственным базисом государства, от нее исходит мандат на устройство и любые изме­нения формы государственной власти. В силу естественного пра­ва, заложенного в понятие народного суверенитета, народ вправе оказать сопротивление любой попытке насильственного сверже­ния конституционного строя. Чтобы поставить преграду попыт­кам узурпации власти и ущемления воли народа, Конституция фиксирует четкий принцип: «Никто не может присваивать власть в РФ. Захват власти или присвоение власт­ных полномочий преследуются по федеральному закону» (ч. 4 ст. 3). Здесь также заложена гарантия против возврата к тоталита­ризму, установлению единоличной диктатуры. Народ недвусмыс­ленно заявляет о своей приверженности конституционным по­рядкам и неприятии любой власти, основанной на внеконституционном фундаменте силы. Право на восстание против тирании, на гражданское неповиновение, на применение силы против на­силия — составные элементы народного суверенитета.

Угроза суверенитету народа носит скрытый характер. В наше время трудно представить какую-либо политическую силу, кото­рая бы открыто отрицала его, тем более это верно для политиче­ских движений, основанных на идеях либерализма, неоконсерва­тизма, социал-демократии, которые органически слиты со свобо­дой народа и его полновластием. Однако по-другому обстоит дело с идеологиями левого и правого радикализма, которые на словах признают и возносят народный суверенитет, а на практи­ке стремятся подменить его вождизмом и однопартийной дикта­турой. Следовательно, суверенитет народа нуждается в защите, иэта защита обеспечивается всем конституционным строем госу­дарства.

Право на сопротивление — это «палка о двух концах», а пото­му оно упоминается в конституциях довольно редко. Конституция РФ об этом праве не упоминает. Формула Конституции «захват власти преследуется по закону» в значительной мере утопична, ибо трудно себе представить, что­бы, захватив власть, узурпатор не использовал эту власть для от­мены законов, направленных против него. Однако это не может перечеркнуть заложенного в самой Конституции и праве в целом правила: отказ от конституционных форм правления в пользу идеологической целесообразности есть государственный перево­рот, дающий народу основание для использования права на со­противление.

Формы реализации народного суверенитета

Осуществление народного суверенитета происходит в двух формах:

    • не­посредственно (референдум и свободные выборы);
    • через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Высшим непосредственным выражением власти народа явля­ются референдум и свободные выборы. Право на участие в осу­ществлении власти в этих формах принадлежит только лицам, являющимся гражданами РФ (ст. 32 Конституции). Прямое воле­изъявление граждан, как это вытекает из ч. 2 ст. 130 Конститу­ции, возможно и в других формах, хотя они в Конституции не раскрываются. Такими формами являются собрания избирате­лей, собрания граждан какой-то территориальной единицы (села, района), петиции, индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Референдум — это осуществляемое путем тайного голосования утверждение (или неутверждение) гражданами проекта какого-либо документа или решения, согласие (или несогласие) с теми или иными действиями парламента, главы государства или прави­тельства. Наряду с общегосударственными референдумами воз­можны референдумы на уровне субъектов Федерации и местного самоуправления. Порядок проведения референдумов в РФ установлен Федеральным конституционным за­коном «О референдуме РФ». Основные гарантии реализации гражданами конституционного права на участие в референдуме, а также права избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления закреплены в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в ре­ферендуме граждан РФ» от 12 июня 2002 г.

Другая форма непосредственного волеизъявления народа — свободные выборы. Выборы — это участие граждан в формирова­нии органов государственной власти и местного самоуправления путем тайного голосования. Они имеют смысл только тогда, ко­гда являются свободными, предоставляют гражданам возмож­ность выбрать одного из нескольких кандидатов, а их результаты не фальсифицируются. Периодические выборы — важная основа конституционного строя и высшей легитимности власти.

Совокупность правовых норм, регулирующих порядок прове­дения выборов, образует избирательное право, являющееся со­ставной частью (институтом) конституционного права. В Консти­туции РФ отсутствует самостоятельная глава об избирательном праве, в ней закреплены только нормы о выборах Президента, да и то самые основные. Порядок выборов в Государственную Думу определен федеральным законом. Порядок выборов в органы го­сударственной власти субъектов РФ определяется их конститу­циями, уставами, а также законами в соответствии с федеральным законом. Порядок выборов в местное самоуправление устанавли­вается выборными органами местного самоуправления в соответ­ствии с федеральным законом и законами субъектов РФ.

Демократизм избирательного права исключает возможность дискриминации, т. е. отстранения от выборов каких-либо граж­дан или групп, кроме указанных в конституции, — конституци­онный уровень в данном случае необходим, поскольку речь идет об ограничении одного из основных прав граждан. В ряде стран, как еще недавно и в нашей стране, непременными атрибутами демократизма избирательной системы рассматривались право от­зыва депутатов и наказы избирателей. Ныне в Конституции РФ такие положения не предусматриваются.

Сложный и обширный институт избирательного права при­зван обеспечить выявление подлинной воли народа, выражение его суверенитета. Необходимые гарантии гражданам предостав­ляются Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ».

Формой опосредованного осуществления власти народа явля­ются органы государственной власти и органы местного самоуправ­ления. Эти органы прямо или косвенно формируются с участием граждан, т. е. на основе выборности или подчиненности выбор­ным органам. Возможность для граждан России выражать свою волю в процессе как формирования этих органов государства, так и их работы закрепляется несколькими конституционными нор­мами. Конституция устанавливает право граждан участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Право граждан избирать и быть избранны­ми в органы государственной власти и органы местного само­управления, право обжаловать действия органов власти в суде, равный доступ к государственной службе и ряд других норм слу­жат конкретными гарантиями суверенитета народа в рассматри­ваемой области.

Народное волеизъявление служит базисом деятельности всех ветвей государственной власти, оно интегрировано в право. Разу­меется, народ более непосредственно определяет законодатель­ную власть, поскольку представительные органы напрямую изби­раются гражданами. Однако воля народа остается системообра­зующим фактором также дляисполнительной и судебной властей, поскольку они формируются выборными представитель­ными органами или выборным главой государства. Это, разуме­ется, косвенная форма выражения воли народа, но она тем не менее достаточно легитимна.

Совершенно ясно, что народ, состоящий из многочисленных групп и слоев, не может непосредственно управлять государством с его весьма разветвленным аппаратом, что требует профессиона­лизма. В государственный аппарат входят армия, правоохрани­тельные органы, специализированные учреждения во многих об­ластях. Контроль за деятельностью этих органов и учреждений не может быть всенародным, но может и должен быть демократиче­ским, носить гласный характер, хотя и с допущением разумной и законом обусловленной секретности. Важную роль призваны иг­рать средства массовой информации. Государственный аппарат должен комплектоваться демократическим путем на основе рав­ных возможностей для всех граждан. Строгое соблюдение демо­кратических принципов в формировании и деятельности госу­дарственного аппарата — важная сторона народовластия.

Таким образом, предусмотренная Конституцией реализация суверенитета народа через органы государственной власти и ор­ганы местного самоуправления осуществляется как прямо, так и косвенно. Она носит многоплановый характер и гарантируется закрепляемыми в Конституции правами граждан, а также соот­ветствующими полномочиями выборных органов государства.



5 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)

Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2017 года № 12 | "О судебной практике по делам о контрабанде"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2017 года № 10 | "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве"