Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 | "О судебном приговоре"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"

Самые древние государства возникли около 5 тыс. лет назад в долинах крупных рек: Нила, Тигра и Евфрата, Инда, Ганга, Янцзы и др., т.е. в зонах поливного земледелия, которое позволило за счет повышения урожайности резко, в десятки раз, повысить производительность труда. Именно там впервые были созда­ны условия для возникновения государственности: появилась ма­териальная возможность содержать ничего непроизводящий, но необходимый для успешного развития общества аппарат управ­ления. Возникают родоплеменная знать и такое социальное явление, как «власть-соб­ственность», суть которого в праве распоряжаться общественной собственностью в силу нахождения на определенной должности (оставляя должность, человек теряет эту «собственность»).

Восточный путь возникновения государства представлял собой плавный переход, перерастание первобытного, родоплеменного об­щества в государство.

Основными причинами появления государ­ства здесь были:

  • потребность в осуществлении масштабных ирригационных работ в связи с развитием поливного земледелия;
  • необходимость объединения в этих целях значительных масс людей и больших территорий;
  • необходимость единого, централизованного руководства этими массами.

Государственный аппарат возник из аппарата управления родоплеменными объединениями. Выделяясь из общества, государ­ственный аппарат становился во многом противоположным ему по своим интересам, постепенно обособлялся от остального обще­ства, превращался в господствующий класс, эксплуатирующий труд общинников. Административно-государственные структуры, появление ко­торых жестко обусловливалось экономической необходимостью, складываются прежде, чем возникает частная собственность (глав­ным образом на землю). На протяжении веков деспотическое го­сударство было не только орудием классового господства, но и само служило источником классообразовавия, возникновения различ­ных привилегированных групп и слоев. На Востоке узурпирова­лись не сами средства производства, а управление ими.

Следует указать и на то, что восточное общество было застой­ным, стагнационным: на протяжении веков, а иногда и тысячелетий, оно практически не развивалось. Так, государство в Китае возникло на несколько веков раньше, чем в Европе (в Греции и Риме). Хотя в Китае имели место существенные социальные по­трясения (иностранные завоевания, крестьянские восстания, в том числе и победоносные и т.п.), однако они приводили лишь к смене царствующих династий, само же общество вплоть до начала XX в. оставалось в основном неизменным.

Особенности раннего государства Африки, отличающие его от го­сударства «восточной деспотии»: верховная власть была не на­следственной, а выборно-наследственной, система управления строилась на геронтократическом принципе для нижних уров­ней, на аристократическом (меритократическом) - для более высоких. Кроме того, правители ранних государств Африки бы­ли связаны системой ограничений: в передвижении, в контактах с населением, что вытекало из представлений об их сакральности; в принятии важнейших решений, так как существовал извест­ный противовес их власти в лице совета из представителей ро­довой знати.

В целом же и в этом регионе земного шара процесс монополи­зации функции общественного управления общинной верхушкой, т.е. зарождение государства, при отсутствии частной собственнос­ти на основное средство производства и разделения общества на классы являлся типичным, определяющим в становлении госу­дарственности, естественный ход которого был нарушен в резуль­тате колонизации материка.

Таким образом, восточный (или азиатский) путь формирова­ния государственности, отличался прежде всего тем, что полити­ческое господство возникло на основе отправления какой-либо об­щественной функции, общественной должности. Общинное «чи­новничество» постепенно превращалось в привилегированную замкнутую социальную прослойку - важнейший элемент скла­дывающегося аппарата государственной власти. Следовательно, одной из главных предпосылок как государствообразования, так и образования классов «по восточному типу» было использование властвующими слоями и группами сложившегося аппарата управления, контроля над экономическими, политическими и воен­ными функциями.

Экономика основывалась на государственной и общественной формах собственности. Существовала там и частная собствен­ность - верхушка государственного аппарата имела дворцы, дра­гоценности, рабов, однако она (частная собственность) не оказы­вала существенного влияния на экономику: решающий вклад в общественное производство вносился трудом «свободных» общинников. Помимо всего, «частный» характер этой собственности был весьма условен, поскольку свою должность чиновник терял обычно вместе с имуществом, а нередко и вместе с головой.

Номовая государственность

Оседлые цивилизации стали формироваться в Нижней Месопотамии (современный южный Ирак) с VI тысячелетия до н. э. — с этого времени там поселяются земледельческие племена. В V–IV тыс. до н. э. их вытесняют племена убайдов-шумеров, которые и стали основателями культуры с самой древней на земле государственностью.

С начала IV тыс. до н. э. общинный строй шумеров двигался в направлении формирования протогосударств: в общине уже выделились лица с неодинаковыми ритуальными и материальными преимуществами по своей профессиональной деятельности. Разложению общины способствовал переход к индивидуальному труду. Вскоре у шумеров появилась письменность, которая стимулировала организационную роль культовых центров. В III тыс. соседско-родовые общины объединились вокруг храмовых центров, которые играли не только религиозную, но и хозяйственно-организационную роль. Храмы развиваются в значительные по размерам города, которые служат опорными центрами связей общин. На общественных работах применяется труд рабов, среди свободных складывается система рангов. В XXVIII–XXV вв. до н. э. в объединениях формировались признаки протогосударств: возникла надобщинная администрация в составе главного жреца храма и правителя, а также совета старейших. В межобщинном хозяйстве выделилась уже храмовая собственность. Надобщинной организации в Двуречье способствовала необходимость вести совместные ирригационные работы: города-храмы и были связаны с сетью таких каналов. Несколько заинтересованных общин формировали условный округ с 3–4 городами — это и было первичное объединение — ном. В обязанности правителя входила организация ирригации, а также выдачи из храмовых запасов членам общин через старейшин.

Таких объединений-номов сложилось в Месопотамии до 20. Большинство из их сформировали культовый союз с центром в Ниппуре. Но все организационное единство обеспечивалось храмовым хозяйством, полностью отделившимся от общинного; им руководят администраторы-писцы, в нем содержится штат ремесленников. Первым историческим правителем в Шумере стал лугаль (хозяин) г. Киша, который был только военным вождем общин, но не жрецом. Единого государства древний Шумер еще не представлял: связи между номами больше походили на военный союз.

Правители протогосударств видели свою социальную задачу во всемерном сохранении старого уклада жизни. Периодически правители устраивали «возвращение к матери» — полные переделы владений. Это не могло, однако, остановить обогащение знати. Храмы начинали обзаводиться своей администрацией и даже дружинами (войско вооружается особым оружием, разделяется на колесничное, тяжелую и легкую пехоту). Война становится ускорителем новой организации. Но она же временно ограничивает власть лугаля общинными коллективными органами (советом старейшин); по решению народного собрания лугаль может быть и низложен. Следовавшее из централизаторской политики усиление государственных начал встречает сопротивление общин. Администрация номов также еще двойственная: жреческо-храмовая и общинная (выборный лугаль, мудрецы, главные ороситель и землеустроитель).

Восточная деспотия

Постепенно, по мере роста масштабов кооперации коллек­тивной трудовой деятельности, зародившиеся еще в родоплеменных коллективах Востока  «зачатки государственной власти» превращают­ся в органы управления и господства над совокупностями общин, кото­рые в зависимости от широты экономических целей складываются в микро- или макрогосударства, объединяемые силой централи­зованной власти. В этих регионах, как уже говорилось, она при­обретает деспотический характер. Авторитет ее был достаточно высок в силу ряда причин:

  • достижения в хозяйственной деятель­ности объяснялись исключительно ее способностями к организа­ции, стремлением и умением действовать в общесоциальных, надгрупповых целях;
  • принуждение также окрашивалось идеологи­чески, и прежде всего в религиозных формах - сакрализация влас­ти: «власть от Бога», правитель является носителем и выразите­лем «Божьей благодати», посредником между Богом и людьми.

В результате возникает структура, сходная с пирамидой: на­верху (вместо вождя) - неограниченный монарх, деспот; ниже (вместо совета старейшин и вождей) - его ближайшие советники, визири; далее - чиновники более низкого ранга и т.д., а в осно­вании пирамиды - сельскохозяйственные общины, постепенно потерявшие родовой характер. Основное средство производства - земля - формально находится в собственности общин, и общин­ники считаются свободными, однако фактически, реально все стало государственной собственностью, включая личность и жизнь всех подданных, которые оказались в безраздельной власти госу­дарства, олицетворенного в бюрократически-чиновничьем аппа­рате во главе с абсолютным монархом.

Восточные государства в некоторых своих чертах существенно отличались друг от друга. В одних, как в Китае, рабство носило домашний, семейный характер. В других, как в Египте, было много рабов, которые наряду с общинниками вносили значитель­ный вклад в экономику. Однако в отличие от европейского, анти­чного рабства, основанного на частной собственности, в Египте рабы в подавляющем большинстве были собственностью государ­ства (фараона) или храмов.

Вместе с тем все восточные государства имели много общего в главном. Все они были абсолютными монархиями, деспотиями; обладали мощным чиновничьим аппаратом; в основе их экономи­ки лежала государственная форма собственности на основные средства производства («власть-собственность»), а частная собст­венность имела второстепенное значение.

3 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.00 (1 Vote)

Регистрация

Loader

Если вы обнаружили изменения в законодательстве, не внесенные в содержание сайта, прошу сообщить администратору сайта для внесения поправок (e-mail: admin@jurkom74.ru).