Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 | "О судебном приговоре"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"

См. также раздел "Недействительность сделок" Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом:

    1. в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо
    2. независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Основания ничтожности сделок:

    • общие, на­званные в нормах гл. 9 ГК, и
    • специальные, предусмотренные иными нормами ГК или других законов.

Общие основания ничтожности (абсолютной недействительности) сделок

Общие основания ничтожности сделок:

    1. совершение с целью, противной основам правопорядка и нравст­венности (ст. 169 ГК);
    2. мнимые и притворные (ст. 170 ГК);
    3. совершение гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК);
    4. совершение несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 172 ГК);
    5. совершение с нарушением формы, если закон специально преду­сматривает такое последствие (п. 2 и 3 ст. 162 и п. 1 ст. 165 ГК);
    6. совершение с нарушением требований об их государственной ре­гистрации (п. 1 ст. 165 ГК).

Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности (антисоциальные сделки) ничтожны потому, что представляют собой серьез­ные и опасные нарушения действующего законодательства, носящие антисоциальный характер и посягающие на существенные государст­венные и общественные интересы. Именно публичный характер ин­тересов, нарушаемых подобными сделками, позволяет говорить о них как об антисоциальных сделках. Очевидна антисоциальная направлен­ность сделок, создающих угрозу общественной безопасности, напри­мер сделок купли-продажи боевого вооружения, составляющего ис­ключительную собственность государства, неуполномоченными лицами; сделок, направленных на производство и сбыт наркотических веществ, и т.п. Антисоциальны сделки, создающие угрозу моральному здоровью нации и нарушающие требования нравственности, например сделки по распространению на рынке литературы, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду и т.п.

Объективную сторону антисоциальных сделок составляют серь­езные и особо опасные нарушения закона, чаще всего являющиеся преступными действиями, посягающими на основы правопорядка и нравственности. Главные основы правопо­рядка закреплены в Конституции РФ. Они определяют обществен­ную, политическую и экономическую организацию общества. На их базе формируется публичный порядок. Основы нравственности — гос­подствующие в условиях конкретного общества представления о до­бре и зле, плохом и хорошем, справедливом и несправедливом. Здесь речь идет о нравственных идеалах, сформировавшихся в обществен­ном сознании.

Субъективная сторона антисоциальных сделок характеризуется прямым или косвенным умыслом одной или обеих сторон, вступаю­щих в такую сделку.

Круг таких сделок формируется судебной практикой, взгляды ко­торой в этих случаях зависят от политических и социально-экономи­ческих факторов, господствующих в обществе и государстве.

Мнимые и притворные сделки ничтожны потому, что они совершают­ся для вида, без намерения создать юридические последствия. Ина­че говоря, при совершении действий в виде мнимой сделки отсутст­вует главный признак сделки — ее направленность на действительное создание, изменение или прекращение гражданских прав и обязанно­стей. Мнимая сделка может быть совершена в противозаконных целях (например, лжедарение имущества для сокрытия его от взыскания по решению суда) и без таких целей, но в любом случае субъекты, совер­шающие ее, не желают и не имеют в виду наступление правовых последствий, порождаемых сделками такого вида (п. 1 ст. 170 ГК). В при­веденном примере лжедаритель и лжеодаряемый не преследуют цели перехода права собственности на предмет лжедарения, а создают лишь видимость такого перехода.

В отличие от мнимой (фиктивной) притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. Сама притворная сделка заключается также только для вида, но прикрывает другую сделку, которую сторо­ны в действительности хотели заключить. Поэтому притворная сделка сама по себе всегда признается ничтожной, а к сделке, которую сто­роны действительно имели в виду, с учетом ее существа применяют­ся относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК). Прикрываемая сдел­ка в свою очередь может быть действительной или недействительной. Чаще всего прикрывается незаконная сделка, которая в этом случае, как и притворная сделка, признается недействительной.

Сделки, совершенные недееспособными и малолетними гражданами. Сделки, совершенные лицами, признанными судом недееспо­собными вследствие психического расстройства, ничтожны потому, что у таких лиц отсутствует способность к самостоятельной, целе­направленной деятельности и оценке ее последствий. Ничтожны­ми являются все сделки, совершенные такими гражданами, вклю­чая мелкие бытовые. Однако в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершен­ная им сделка может быть по требованию его опекуна признана су­дом действительной, если она совершена к выгоде этого граждани­на (п. 2 ст. 171 ГК)1.

Если на момент совершения сделки гражданин, страдающий пси­хическими расстройствами, не был признан судом недееспособным, но не мог понимать значение своих действий или руководить ими, то та­кая сделка может быть признана недействительной по иску его опе­куна (п. 2 ст. 177 ГК).

Сделки, совершенные малолетними, не достигшими 14 лет, по об­щему правилу п. 1 ст. 172 ГК ничтожны (за исключением сделок, пре­дусмотренных п. 2 ст. 28 ГК), ибо такие дети не способны в полной мере самостоятельно, целенаправленно оценивать свои действия и их последствия. Однако в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекунапризнана судом действительной, если она совершена к выгоде мало­летнего (п. 2 ст. 172 ГК). Безусловно ничтожны сделки, совершенные самостоятельно малолетними детьми, не достигшими шести лет, ибо у них отсутствует даже частичная дееспособность.

См. также п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Сделки, совершенные с нарушением формы или требований об их государственной регистрации. Ничтожность сделки, совершенной с нарушением формы, как было указано выше, может иметь место только в случаях, указанных в зако­не. В этих случаях ничтожность сделки основывается на том, что ей не придана необходимая с точки зрения закона форма, дающая возмож­ность правильного восприятия воли субъектов и позволяющая считать именно такую форму сделки законной. В случаях, указанных в законе, ничтожны также сделки, совершенные хотя и в надлежащей форме, но с нарушением требований государственной регистрации. Отсутствие подобной регистрации порождает дефектность (неполноту) юридиче­ского состава, необходимого для того, чтобы сделка породила юриди­ческие последствия, допускаемые законом и желаемые ее субъектами.

Специальные основания ничтожности (абсолютной недействительности) сделок

Они закреплены за рамками гл. 9 ГК (например, в правилах ст. 22, 37, 71, 77, 331, 339, 362, 572, 618, 930, 933, 951 ГК), а также в нормах иных законов (например, в п. 3 ст. 39 Закона о приватизации и т.п.).

Специальные основания ничтожности сделок:

Ничтожны сделки:

    • направленные на ограничение правоспособности или дееспособности гражданина (п. 3 ст. 22 ГК);
    • совершенные опекуном без предварительного согласия органов опеки и попечительства, совершенные без выгоды подопечного, и т.д.

Ничтожны сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности гражданина (п. 3 ст. 22 ГК). Сделки подобного ро­да могут быть действительными только в случаях, предусмотренных за­коном. Их ничтожность вытекает из того, что правоспособность и дее­способность гражданина — это социально-правовые свойства лично­сти, отражающие основы ее правового положения в обществе. Поэтому сделки, направленные на ограничение правоспособности и дееспо­собности граждан, в известной мере посягают на основы правопоряд­ка в государстве.

В действующем законодательстве можно обнаружить большое число иных (специальных) оснований ничтожности сделок, так или иначе связанных с нарушением запрета на совершение сделок, ог­раничивающих дееспособность и правоспособность лица. Так, ничтожны сделки, влекущие отказ от права или ограничение права уча­стника полного товарищества знакомиться со всей документаци­ей, и иные сделки участников такого товарищества (п. 3 ст. 71, п. 3 ст. 75, п. 2 ст. 77 ГК), отказ гражданина на получение от кредитной организации вклада по первому требованию; сделки по страхованию предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем (ст. 933 ГК), и т.д.

Ничтожны сделки, совершенные опекуном без предварительного согласия органов опеки и попечительства, если они могут повлечь отчуждение, в том числе обмен или дарение имущества подопечного, сдачу его внаем (аренду), безвозмездное пользование или залог; отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или вы­деление из него долей, а также уменьшение имущества подопечного. Аналогичные сделки также ничтожны, если попечитель дал согласие на их совершение без предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п. 2 ст. 37 ГК). Ничтожны сделки опекунов и по­печителей с подопечными, за исключением передачи подопечному имущества в дар или безвозмездное пользование (п. 3 ст. 37 ГК).

Основания оспоримости (относительной недействительности) сделок

Основания оспоримости сделок также можно разделить на общие, названные в нормах гл. 9 ГК, и специальные, предусмотренные ины­ми нормами ГК или других законов.

Общие основания оспоримости (относительной недействительности) сделок

Общие основания оспоримости сделок:

    1. совершение юридическим лицом сделки, выходящей за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК);
    2. совершение сделки с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки (ст. 174 ГК);
    3. совершение сделки несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК);
    4. совершение сделки гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК);
    5. совершение сделки гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК);
    6. совершение сделки под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК);
    7. совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Сделки, совершенные с выходом за пределы правоспособности юридического лица. Эта группа недействительных сделок в свою очередь подразделяет­ся на два самостоятельных вида:

    • сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности, определенно ограниченными в его учредительных до­кументах (таковой, например, будет та же торговая сделка, совершенная коммерческим банком, страховой компанией и т.п.);
    • сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствую­щей деятельностью.

Лицензия считается отсутствующей у юридиче­ского лица в тех случаях, когда:

  1. лицензия не получена;
  2. лицензия отозвана органом, выдавшим ее;
  3. окончился срок действия лицензии;
  4. превышен объем прав, предоставленных лицензией.

Лицензия для осуществления того или иного вида деятельностиможет быть необходимой как для юридических лиц, обладающих об­щей правоспособностью, так и для юридических лиц, имеющих спе­циальную правоспособность.

Яркими примерами сделок, совершенных юридическими лицами, не имеющими лицензии на соответствующую деятельность, являются сделки различных быстро «лопнувших» финансовых компаний, зани­мавшихся сбором денежных средств с населения под обещания высо­ких процентов при отсутствии у них лицензий кредитных учреждений.

Такие и им подобные сделки по общему правилу оспоримы, ибо при­знание их ничтожными означало бы освобождение недобросовестньк юридических лиц, действующих без лицензии, от обязательств перед добросовестной стороной.

Однако следует иметь в виду, что в случаях, предусмотренных зако­ном, сделки, совершенные юридическим лицом с лицом, не имеющим лицензии, являются ничтожными. Так, согласно п. 2 ст. 835 ГК если на условиях договора банковского вклада денежные средства юридиче­ского лица принимаются лицом, не имеющим на это право, то такой договор является недействительным — ничтожным (ст. 168 ГК). Если банковский вклад принимается таким лицом от гражданина, то такая сделка по внесению вклада является оспоримой.

Для признания недействительными сделок, выходящих за преде­лы правоспособности юридического лица, необходимо дополнитель­ное условие, а именно то, что другая сторона в таких сделках (граж­данин или юридическое лицо) знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Иск о признании недействительной сделки юри­дического лица, выходящей за пределы его правоспособности, может предъявить само юридическое лицо, его учредители (участники) или государственный орган, осуществляющий контроль или надзор за дея­тельностью юридического лица.

Сделки, совершенные с выходом за пределы полномочий на их совершение оспоримы при наличии трех условий:

    1. полномочия лица на совершение сделки должны быть ограничены договором либо полномочия органа юридического лица — учредитель­ными документами по сравнению с тем, как они определены в дове­ренности, законе либо как они могут стать очевидными из обстанов­ки (ст. 174 ГК).
    2. совершая сделку, гражданин или орган юридического лица должны выйти за пределы вышеуказанных ограничений;
    3. другая сторона в сделке должна знать или заведомо долж­на была знать об указанных ограничениях.

Во-первых, как видно, в законе речь идет о двух видах ограниче­ния полномочий на совершение сделки. В первом случае полномочия гражданина и юридического лица на совершение сделки ограничива­ются договором. Во втором случае полномочия органа юридическо­го лица ограничиваются его учредительными документами. В обо­их случаях установление ограничения полномочий на совершение сделки означает, что действительные полномочия гражданина и ор­гана юридического лица на совершение сделки уже, чем они опреде­лены в доверенности, законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка.

Примером договорного ограничения полномочия на совершение сдел­ки по сравнению с тем, как полномочие определено в доверенности, мо­жет служить ситуация, при которой доверенность на сделку по покупке оборудования выдается представителю на основании договора поруче­ния без указания предельной суммы сделки, а в договоре поручения та­кое ограничение предусмотрено. Примером ограничения полномочия органа юридического лица учредительными документами по сравнению с тем, как оно определено в законе, может служить ситуация, при ко­торой уставом акционерного общества будет предписано, что исполни­тельный орган общества должен совершать по предварительному реше­нию совета директоров любые сделки с недвижимостью независимо от ее стоимости и назначения. Примером того, когда полномочие на со­вершение сделки может считаться очевидным из обстановки, является следующая ситуация. Продавец оптового магазина систематически от­пускает товар на сумму свыше 500 тыс. руб., хотя в соответствии с уста­вом магазина он вправе самостоятельно, без согласия администратора совершать только сделки на сумму не свыше 100 тыс. руб.

Во-вторых, совершая сделку, гражданин или орган юридического лица должны выйти за пределы вышеуказанных ограничений. Иначе говоря, представитель покупает оборудование на сумму, превышаю­щую указанную в договоре поручения; исполнительный орган акцио­нерного общества совершает сделку с недвижимостью без предвари­тельного решения совета директоров общества; продавец отпускает товар на сумму свыше 100 тыс. руб.

В-третьих, другая сторона в сделке должна знать или заведомо долж­на была знать об указанных ограничениях. С иском в суд о признании недействительной сделки, совершенной с выходом за пределы огра­ничений полномочия на совершение сделки, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения.

В действующем гражданском законодательстве установлено не­сколько специальных правил, сужающих возможности субъектов по оспариванию сделок, совершенных с превышением ограничений, от­личных от правил ст. 174 ГК. Они предусмотрены нормами п. 1 ст. 72, п. 3 ст. 1044 ГК.

Сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полно­мочия на совершение сделки, нельзя отождествлять со сделками, за­ключенными неуполномоченным лицом. При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких пол­номочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совер­шившего его лица, если только другое лицо (представляемый) впослед­ствии прямо не одобрит данную сделку (п. 1 ст. 183 ГК). Здесь важно отметить, что в п. 1 ст. 183 ГК речь идет о превышении представителем полномочия независимо от того, как оно определено — с учетом или без учета ограничений, предусмотренных в договоре или в учреди­тельных документах.

Сделки, совершенные с нарушением правил о дееспособности, и сделки граждан, не способных понимать значение своих действий. Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет без согласия их родителей, усыновителей или попечителей за предела­ми имеющейся у них частичной дееспособности (п. 2 ст. 26 ГК), могут быть признаны недействительными по иску их родителей, усыновите­лей или попечителей (п. 1 ст. 175 ГК). Эти правила не распространяют­ся на сделки несовершеннолетних, ставших полностью дееспособны­ми по правилам об эмансипации или вследствие вступления в брак до 18 лет (ст. 27, п. 2 ст. 21 ГК).

Сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспо­собности вследствие злоупотребления спиртными напитками или нар­котическими веществами, могут быть признаны недействительными по иску попечителя (п. 1 ст. 176 ГК). Изложенное правило не касает­ся мелких бытовых сделок, которые гражданин, ограниченный в дее­способности, может совершать самостоятельно (ст. 30 ГК).

Сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значе­ние своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК), оспорима потому, что в момент ее совершения дееспособный гражданин не мог руково­дить собой, т.е. не мог осознанно формировать свою волю. Такая си­туация может быть вызвана различными обстоятельствами, доказан­ными в процессе рассмотрения спора: нервное потрясение, физиче­ская травма, глубокое алкогольное и наркотическое опьянение и т.д. Неспособность понимать значение своих действий или руководить ими должна иметь место в момент совершения сделки. Если совершение сделки — процесс, растянутый во времени (направление предложения о совершении, получение согласия и т.д.), то моментом совершения сделки надлежит считать заключительный этап ее оформления, при­дающий сделке правовую силу (подписание договора, государственную регистрацию, передачу имущества и т.п.). С иском в суд о при­знании недействительной такой сделки может обратиться сам граж­данин, совершивший ее, либо иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В порядке аналогии закона возможно применение правил об оспоримости названной сделки к соответствующим сделкам юридических лиц. Это допустимо в ситуациях, когда гражданин, имеющий полно­мочия органа юридического лица или его представителя, на момент совершения сделки не мог понимать значение своих действий и ру­ководить ими.

Правила об оспоримости сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий, применяются также к сделкам, совершенным гражданином, впоследствии признанным не­дееспособным. Такая сделка может быть признана судом недействи­тельной по иску опекуна, если будет доказано, что в момент совер­шения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (п. 2 ст. 177 ГК).

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего суще­ственное значение, оспорима потому, что в результате возникают иные последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Это относится к сделкам как граждан, так и юридических лиц.

Заблуждение, принимаемое во внимание для признания сделки недействительной, всегда носит фактический характер. Заблуждение в законе или в правовых последствиях его применения не может быть причиной для оспаривания сделки, ибо такое заблуждение не изви­нительно. Заблуждение должно иметь существенное значение, т.е. ка­саться природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по на­значению (п. 1 ст. 178 ГК). Мелкие ошибки и незначительные расхож­дения между желаемыми и действительными последствиями, возник­шими в результате сделки, не могут служить основанием для призна­ния недействительности сделки. Существенное заблуждение должно касаться главных элементов сделки: количества и качества предмета сделки, вида и способа оказания услуги и т.д.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждо­го дела исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника. Так, гражданин, которому по со­стоянию здоровья противопоказано нахождение вблизи источников шума, обменивает свою квартиру на квартиру, находящуюся в доме, расположенном вблизи фабрики, в то время, когда фабрика находи­лась на ремонте и не создавала шума в квартире. Естественно, что по­стоянный шум, достигающий квартиры в результате работы фабрики после ремонта, является объективным обстоятельством для призна­ния заблуждения данного гражданина существенным.

Не принимается во внимание заблуждение относительно мотивов сделки (за исключением случаев, когда мотив включен в сделку в ка­честве условия). Причины заблуждения значения не имеют. Оно мо­жет возникнуть по причинам, зависящим от самого заблуждающего­ся, контрагента по сделке, поведения третьих лиц, а также от разного рода обстоятельств случайного характера, сопровождающих совер­шение сделки. Преднамеренность действий контрагента по сделке по введению лица в заблуждение служит основанием признания сделки недействительной по иному основанию, а именно как совершенной под влиянием обмана.

Сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя или стечения тяжелых обстоятельств (кабальные). Сделка, совершенная под влиянием обмана, оспорима потому, что одна сторона умышленно введена в заблуждение с целью совершения сделки, выгодной обманывающей стороне. Обманные действия мо­гут исходить от контрагента по сделке или от третьих лиц, действую­щих в интересах контрагента либо самостоятельно заинтересованных в совершении сделки. Обман может относиться как к элементам са­мой сделки (характеру возникающих прав и обязанностей, количест­ву и качеству предмета сделки, вида и способа оказания услуги и т.д.), так и к обстоятельствам, сопутствующим совершению сделки, включая мотивы, влияющие на формирование воли обманутого участника.

Для признания сделки недействительной по данному основанию безразлично, совершаются ли обманные действия в активной фор­ме (сообщение ложных сведений) или же выражаются в бездействии (умышленное умолчание о фактах, знание которых может препятство­вать совершению сделки). Если будет доказано, что действия, заклю­чающиеся в умолчании о таких фактах, не имели целью обман другой стороны, то сделка может быть признана недействительной как со­вершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное зна­чение. Обман присутствует и в случаях, когда ложные сведения об об­стоятельствах, имеющих значение для совершения сделки, сообщаются третьими лицами с ведома или по просьбе стороны в сделке. Не имеет значения наличие или отсутствие в действиях обманщика корыстной цели, а также привлечение обманщика в качестве мошенника к уго­ловной ответственности.

Совершенными под влиянием обмана могут признаваться как сдел­ки с участием граждан, так и сделки с участием юридических лиц.

Сделка, совершенная под влиянием насилия, оспорима потому, что воля участника сделки — гражданина (или органа юридического ли­ца) формировалась несвободно. Насилие — причинение лицу физиче­ских или душевных страданий — деформирует волю субъекта. Насилие может исходить как от другой стороны сделки, так и от третьего лица. Как насилие необходимо расценивать причинение физических и ду­шевных страданий лицам, близким участнику сделки. Разновидностью насилия является воздействие на волю контрагента посредством ис­пользования служебной зависимости или служебного положения.

Совершенными под влиянием насилия могут признаваться как сдел­ки с участием граждан, так и сделки с участием юридических лиц.

Сделка, совершенная под влиянием угрозы, оспорима потому, что воля субъекта сделки формируется несвободно. Угроза представляет собой воздействие на психику гражданина (органа юридического ли­ца) с целью деформирования его воли посредством заявления о при­чинении ему или его близким имущественного, физического или мо­рального вреда в будущем, если он не совершит сделку.

Угроза - явление, отличное от насилия:

    1. она состоит только в психическом воздействии, т.е. угроза — нереализованное в действительности намерение причинить какое-либо зло;
    2. она может состоять как в возможности совершения правомерных дейст­вий (наложение ареста на имущество, сообщение в правоохранитель­ные органы или в печать сведений о преступной деятельности и т.п.), так и в возможности совершения неправомерных действий (истязание, уничтожение личного имущества и т.п.).

Вместе с тем угроза должна быть реальной, исполнимой. Практическое значение имеет и значи­тельность угрозы, которая означает, что «зло грозило существенному благу, личному или имущественному». Вопрос о реальности, испол­нимости и значительности угрозы решается судом исходя из конкрет­ных обстоятельств дела.

По основанию совершения сделки под угрозой недействитель­ной может быть признана сделка, совершенная как гражданином, так и юридическим лицом, орган которого действовал несвободно (на­пример, под угрозой разглашения сведений о незаконных действиях юридического лица, информации, составляющей его коммерческую тайну, и т.п.).

Сделка, совершенная в результате злонамеренного соглашения пред­ставителя одной стороны с другой стороной, оспорима потому, что в результате умышленного сговора представителя одной стороны с дру­гой стороной возникают неблагоприятные последствия для представ­ляемого. При этом не имеет значения, преследовали ли обе стороны сговора или одна из них корыстные цели. Важно то, что представи­тель одной стороны и его контрагент действовали с целью причинить зло представляемому, например, если представитель в договоре зна­чительно занижает цену услуг, оказываемых представляемым другой стороне, преследуя при этом цель получения вознаграждения от дан­ной стороны. При злонамеренном соглашении представитель дейст­вует в пределах имеющихся у него полномочий. При выходе предста­вителя за пределы полномочия возникновение последствий у пред­ставляемого возможно лишь при условии последующего одобрения им такой сделки.

Недействительными как совершенные в результате злонамерен­ного соглашения представителя одной стороны с другой стороной могут признаваться сделки с участием как граждан, так и юридиче­ских лиц.

Сделка, совершенная субъектом вследствие стечения тяжелых об­стоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, оспорима при на­личии двух взаимосвязанных факторов:

    • нахождение субъекта, совершающего сделку, в тяжелых обстоятель­ствах;
    • крайне невыгодные условия сделки.

Каждый из этих факторов, взятых в отдельности, не может по­родить недействительность сделки. Под стечением тяжелых обстоя­тельств можно понимать, например, возникновение неожиданных и крупных долгов, болезнь близкого человека, потерю кормильца при отсутствии иных источников материального содержания семьи, потерю юридическим лицом абсолютного большинства активов в ре­зультате виновных действий контрагентов, государства и т.п. Явная невыгодность условий заключенной сделки означает очевидную не­равноценность получаемых по сделке благ и встречного удовлетво­рения за них.

Для признания сделки недействительной по данному основанию весьма важно, что стечение тяжелых обстоятельств вынудило совер­шить именно эту крайне невыгодную (кабальную) сделку, а контр­агент воспользовался этим. Следовательно, необходимо доказать на­личие виновного поведения контрагента, намеренно использующего сделку в своих интересах.

Как совершенные субъектом вследствие стечения тяжелых обстоя­тельств на крайне невыгодных для себя условиях могут признаваться сделки с участием граждан и с участием юридических лиц.

Специальные основания оспоримости (относительной недействительности) сделок

Законодательством об акционерных обществах и обществах с ог­раниченной ответственностью к числу оспоримых отнесены крупные сделки. Согласно ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответст­венностью и ст. 78 Закона об акционерных обществах крупной счи­тается сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, направленных на приобретение, отчуждение или возможность отчуждения обществом прямо либо кос­венно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процен­тов балансовой стоимости активов общества. К числу крупных не от­носятся сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной дея­тельности общества, независимо от их стоимости.

Крупные сделки должны быть одобрены советом директоров (на­блюдательным советом) общества или общим собранием акционеров (участников) в порядке, предусмотренном законом. Одобрение может быть предварительным или последующим. Крупная сделка, совершен­ная с нарушением правила о ее одобрении, может быть признана не­действительной по иску общества или акционера (участника).

Законодательством об акционерных обществах и обществах с ог­раниченной ответственностью к числу оспоримых отнесены также сделки с заинтересованностью. Это сделки, в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдатель­ного совета) общества, лица, осуществляющего функции единолич­ного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнитель­ного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества (20 и более процентов голосов общества), а также лица, имеющего право давать обществу обязательные указания.

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена до ее совершения советом директоров (на­блюдательным советом) общества или общим собранием (ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, ст. 83 За­кона об акционерных обществах). Сделка с заинтересованностью, совершенная с нарушением требований об одобрении, может быть признана недействительной по иску общества или акционера (уча­стника).

Семейным законодательством предусмотрена оспоримость сде­лок одного супруга по распоряжению общим имуществом супругов при отсутствии согласия другого супруга. Согласно п. 2 ст. 35 СК та­кая сделка может быть признана судом недействительной по моти­вам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке зна­ла или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Большим своеобразием отличается институт оспаривания сделок должника в законодательстве о несостоятельности, регламентируемый нормами Закона о банкротстве. Так, могут быть признаны не­действительными подозрительные сделки, совершенные с неравно­ценным встречным исполнением обязательств или с целью причине­ния вреда имущественным правам кредиторов, а также сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими (ст. 612, 613 Закона о банкротстве).

0 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Регистрация

Loader

Если вы обнаружили изменения в законодательстве, не внесенные в содержание сайта, прошу сообщить администратору сайта для внесения поправок (e-mail: admin@jurkom74.ru).