Понятие договора займа

По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (ст. 807 ГК РФ).

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил статей 140, 141 и 317 Кодекса.

Основные черты (признаки) договора займа:

    1. объектом договора займа являются деньги или иные вещи, определяемые родовыми признаками (заменимые вещи);
    2. предмет договора займа - действия заемщика по возврату займодавцу соответствующей денежной суммы или равного полученному количества вещей;
    3. пользование деньгами и иными вещами, определяемыми родовыми признаками, которое возможно только в форме их потребления, предполагает наличие у заемщика правомочия по распоряжению объектом договора займа;
    4. договор займа носит реальный характер: он считается заключенным лишь с момента фактической передачи займодавцем заемщику денег или вещей, определяемых родовыми признаками и служащих объектом договора займа;
    5. договор займа является односторонним договором (после его заключения, в процедуру которого входит и передача заемных средств, все обязанности по договору несет заемщик, а займодавец всегда получает право требования).

Специфика объекта договора займа: деньги или вещи, определяемые родовыми признаками (т.е. заменимые вещи), а также его реальный и односторонний характер предопределяют и особенность предмета договора займа, состоящую в том, что таковым следует признать действия заемщика по возврату займодавцу соответствующей денежной суммы или равного полученному количества вещей. Бытующий в юридической литературе взгляд на предмет договора займа, в соответствии с которым под предметом договора займа понимаются деньги и вещи, определяемые родовыми признаками, которые переданы заемщику, не вполне корреспондирует учению и формально-юридическим правилам о предмете всякого гражданско-правового обязательства как о действиях обязанной стороны (ст. 307 ГК). Другое дело, что относительно договоров, относимых к категории гражданско-правовых договоров о передаче имущества, можно вести речь о сложном предмете договора, включающем два рода объектов:

    1. действия обязанной стороны по передаче имущества и
    2. само имущество,

поскольку правовое регулирование таких договоров во многом ориентируется на особенности передаваемого имущества и зачастую зависит от его специфических признаков.

Реальный характер договора займа означает, что даже при наличии между заемщиком и займодавцем письменного соглашения, по которому последний взял на себя обязанность предоставить заемщику определенную денежную сумму или количество вещей, на стороне заемщика не возникает права требовать от займодавца исполнения этой обязанности, поскольку само заемное обязательство не может считаться возникшим до момента фактической передачи займодавцем денег или иного имущества в собственность заемщику. 

К этому следует добавить, что обещанию займодавца предоставить заемщику деньги или имущество взаймы может быть в определенных случаях (за рамками конструкции договора займа, который всегда носит реальный характер) придано правовое значение. Речь идет о предварительном договоре займа (ст. 429 ГК), возможность заключения которого не исключается нормами о договоре займа, содержащимися в гл. 42 ГК. Однако из предварительного договора займа не вытекает обязательство займодавца предоставить деньги или вещи, определяемые родовыми признаками, заемщику, а следует лишь его обязанность заключить с последним договор займа в срок и на условиях, предусмотренных предварительным договором, который также будет иметь реальный характер.

Содержание договора займа

Как известно, существенными условиями всякого гражданско-правового договора признаются условия:

    1. о предмете договора,
    2. условия, которые названы в законе как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также
    3. все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ст. 432 ГК).

Предмет договора займа составляют действия заемщика по возврату (передаче) займодавцу того же количества вещей того же рода и качества, что были получены от последнего, а договора денежного займа - по погашению денежного долга.

В случаях, когда объектом займа являются вещи, определяемые родовыми признаками, согласование сторонами условия о предмете договора означает, что договором должны быть установлены:

    • количество и наименование возвращаемых вещей,
    • их ассортимент, качество и комплектность,
    • порядок проверки указанных вещей на соответствие тем вещам, которые были получены от займодавца,
    • способ доставки указанных вещей займодавцу (доставка в место нахождения займодавца и вручение последнему; выборка вещей займодавцем в месте нахождения заемщика; отгрузка соответствующих вещей железнодорожным или иным транспортом),
    • порядок и сроки обнаружения недостатков возвращенных вещей, их фиксации и предъявления соответствующих требований заемщику.

В § 1 гл. 42 ГК, содержащем нормы о договоре займа, не предусмотрены диспозитивные правила, которые могли бы восполнить отсутствующие в договоре названные условия.

Следовательно, договор займа вещей, определенных родовыми признаками, должен включать в себя названные условия о порядке исполнения заемщиком обязательства по возврату займодавцу того же количества вещей под страхом признания договора займа незаключенным в связи с недостижением сторонами соглашения о предмете договора.

В случаях, когда объектом займа являются денежные средства, на стороне заемщика возникает денежное долговое обязательство, предметом которого являются действия заемщика по уплате займодавцу денежной суммы, равной полученной от займодавца, а также (если иное не установлено договором займа) процентов годовых за пользование денежными средствами.

Таким образом, договор денежного займа представляет собой классический образец денежного обязательства. Предметом этого договора являются действия заемщика по уплате денег займодавцу в сумме, полученной от последнего, т.е. по погашению денежного долга, а также (как правило) процентов годовых за пользование денежными средствами.

Согласование сторонами условия о предмете договора денежного займа предполагает определение в их письменном соглашении (если требуется соблюдение простой письменной формы договора займа) суммы займа, срока ее использования и порядка возврата займодавцу, размера и порядка уплаты заемщиком процентов за пользование денежными средствами.

Договор денежного займа может считаться заключенным лишь в том случае, если

  1. сторонами достигнуто соглашение по всем названным условиям, составляющим предмет договора (существенное условие договора займа), и
  2. согласованная денежная сумма передана заемщику.

Вместе с тем отсутствие в тексте договора каких-либо из названных условий или даже отсутствие самого письменного соглашения о займе (если письменная форма требуется по закону) могут служить основанием для признания договора денежного займа незаключенным далеко не во всех случаях. Дело в том, что в ГК имеются диспозитивные нормы, позволяющие определить практически все из названных условий договора займа на случай их отсутствия в тексте договора либо отсутствия самого текста договора в форме письменного соглашения сторон. Данное обстоятельство нисколько не влияет на существенный характер указанных условий договора займа (они составляют предмет договора и поэтому, бесспорно, относятся к числу существенных), а лишь свидетельствует о том, что эти условия договора, оставаясь его существенными условиями, в то же время относятся к категории определимых условий договора займа, и это означает, что, несмотря на отсутствие соответствующих пунктов в тексте последнего (в аспекте "договор - сделка" и "договор - форма правоотношения"), в договоре, понимаемом как само правоотношение, обязательство, эти условия присутствуют в силу действия диспозитивных норм. Об этом свидетельствует положение, содержащееся в п. 4 ст. 421 ГК, согласно которому в случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней; при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Из приведенных рассуждений следует также, что в определенных случаях недостижение сторонами соглашения по какому-либо из названных условий, составляющих предмет договора займа, может служить основанием для признания договора займа незаключенным. Это возможно, например, в ситуации, когда стороны своим соглашением исключают применение к их правоотношениям соответствующих диспозитивных норм, однако при выработке собственных условий договора не приходят к соглашению.

Сфера применения договора займа

По сфере своего применения договор займа охватывает все обязательственные правоотношения, по которым одна сторона передает другой деньги или заменимые вещи, а другая обязуется возвратить такую же денежную сумму или такое же количество вещей.

Сам законодатель выразил свое отношение к договору займа и его роли в регулировании имущественного оборота, определив ему чрезвычайно широкую сферу применения, которая не может быть ограничена ни по субъектному составу, ни по объектам, подпадающим под определение денег и иных вещей, определяемых родовыми признаками, если только такого рода ограничения не предусмотрены специальными правилами о соответствующих субъектах или объектах гражданских прав. Об этом свидетельствуют, в частности, содержащиеся в гл. 42 ГК нормы о товарном и коммерческом кредите, а также о возможности новации любого долга в заемное обязательство (ст. 818 ГК РФ).

Правила о договоре займа (после норм о кредитном договоре) подлежат применению ко всякому соглашению, предусматривающему обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита); этими правилами непосредственно регулируются обязательства коммерческого кредита в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг, обнаруживаемые во всяком договоре, исполнение которого связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками (ст. ст. 822 и 823 ГК).

Место договора займа в системе договорных обязательств

В настоящее время, когда нормы как о договоре займа, так и о кредитном договоре помещены в одну главу (гл. 42 "Заем"), причем даже с формально-юридической точки зрения соотношение этих договоров (займа к кредиту) определено по схеме "род - вид", при отсутствии запрета организациям кредитовать друг друга без участия банка, объединение договоров займа и кредита с договорами банковского вклада и банковского счета, а также с расчетными обязательствами в некий единый класс расчетно-кредитных обязательств, как представляется, потеряло всякий практический смысл (с теоретической точки зрения оснований для этого не было и ранее).

Договор займа по цели своей и по предмету вытекающего из него обязательства гораздо ближе к договорам имущественного найма и ссуды, нежели к тем же договорам страхования или банковского вклада. Ведь от названных договоров (имущественного найма и ссуды) договор займа отличает лишь то обстоятельство, что его объектом (денежные средства или вещи, определяемые родовыми признаками, в которых временно нуждается заемщик) являются вещи заменимые, а не индивидуально-определенные, как это имеет место в договорах имущественного найма и ссуды. Именно (и только!) этим обстоятельством обусловлены все остальные отличия договора займа от указанных договоров, а именно: передача имущества, которое может использоваться лишь путем его потребления, в собственность, а не во владение и пользование заемщика; обязанность заемщика возвратить не ту же вещь, которая была получена от займодавца, а равное полученному количество тех же вещей или соответствующую денежную сумму, и т.д. Однако предложенная классификация разводит названные весьма схожие (по целям и предмету обязательств) договоры по разным классификационным классам договорных обязательств, что вряд ли может быть признано правильным.

Субъекты и объекты договора займа

Субъекты договора займа

Общие положения о займе (§ 1 гл. 42 ГК) не включают в свой состав каких-либо правил, касающихся специальным образом субъектов этого договора, который рассчитан на применение к заемным отношениям с участием как граждан, так и организаций. Поэтому правильным будет вывод о том, что по общему правилу в роли займодавца или заемщика по договору займа может выступать всякое лицо, признаваемое субъектом гражданских прав, обладающее гражданской правоспособностью и дееспособностью:

    • физическое лицо,
    • юридическое лицо,
    • государство (Российская Федерация и субъект Российской Федерации, а также муниципальное образование).

Существующие в реальной жизни ограничения на участие в заемных правоотношениях касаются лишь отдельных категорий участников имущественного оборота и проистекают не из обязательственно-правовых норм о займе, а из норм, определяющих правовой статус соответствующих субъектов.

К примеру, юридические лица, действующие в организационно-правовой форме учреждений, финансируемых собственником, обладают закрепленным за ними имуществом на праве оперативного управления. Правовой режим имущества, находящегося на этом ограниченном вещном праве у учреждений, включает в себя запрет на его отчуждение: согласно п. 1 ст. 298 ГК учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете. Следовательно, учреждение не вправе выступать и в роли займодавца в отношении указанного имущества, поскольку передача его в заем является одним из способов распоряжения соответствующим имуществом. Исключение составляют доходы учреждения, полученные им от разрешенной собственником имущества предпринимательской деятельности, а также имущество, приобретенное на такие доходы, которые поступают в самостоятельное распоряжение учреждений (п. 2 ст. 298 ГК): соответствующие денежные средства и имущество могут быть объектом займа по договору займа, в котором учреждение выступает в роли займодавца.

Определенные ограничения на участие в заемных правоотношениях займодавца обнаруживаются и в отношении другого субъекта права оперативного управления - казенного предприятия, которое вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества (п. 1 ст. 297 ГК).

Вместе с тем отсутствие у ряда субъектов (государственные и муниципальные предприятия, учреждения) права собственности на закрепленное за ними имущество не может служить препятствием для заключения ими договоров займа в качестве заемщиков, с той лишь особенностью, что денежные средства и иное имущество, определяемое родовыми признаками, полученные ими по договорам займа, поступают соответственно в государственную или муниципальную собственность, а у заемщиков возникают лишь соответствующие ограниченные вещные права на соответствующее имущество: право хозяйственного ведения или право оперативного управления.

Вместе с тем для заемных отношений с участием юридических лиц - несобственников имущества характерна повышенная степень риска для кредитора.

Так, общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к государственному унитарному предприятию (далее - завод) о взыскании 5082650 руб. долга по договору о займе денежных средств.

До принятия решения стороны заключили мировое соглашение.

Определением арбитражного суда мировое соглашение, согласно которому завод обязался передать принадлежащее ему имущество на сумму 3125200 руб. истцу в возмещение долга по указанному договору, было утверждено. Судом принят отказ истца от части исковых требований в сумме 1957450 руб., и производство по делу в этой части прекращено.
Как следовало из материалов дела, согласно договору займа общество с ограниченной ответственностью обязалось предоставить арендному производственному объединению (ныне государственное унитарное предприятие) 6980200 руб. для выкупа арендованного имущества. Кредитор обязался перечислить денежные средства непосредственно на расчетный счет фонда имущества Челябинской области. Заемщик обязался возвратить денежные средства через пять лет либо передать в собственность кредитора выкупленное имущество.

Суд утвердил мировое соглашение о передаче в возмещение долга имущества завода, в состав которого входят производственные здания, сооружения, база отдыха и др. Между тем уставом завода было предусмотрено, что его имущество находится в государственной собственности Челябинской области и закреплено за предприятием на праве хозяйственного ведения.

Согласно ст. ст. 294, 295 ГК государственное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с ГК. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Отчуждение государственной собственности, предусмотренное мировым соглашением, существенно нарушает права и законные интересы собственника спорного имущества - Челябинской области. Однако при утверждении мирового соглашения суд не привлек к участию в деле представителя собственника имущества.

Передача государственного имущества в собственность ООО, предусмотренная в мировом соглашении, противоречит также ст. 217 ГК, устанавливающей, что имущество, находящееся в государственной собственности, может быть передано в собственность юридических лиц в порядке, предусмотренном законодательством о приватизации.

В соответствии с процессуальным законодательством суд не принимает отказ от иска и не утверждает мировое соглашение, если это противоречит законам и иным нормативным правовым актам или нарушает права и законные интересы других лиц. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу о том, что утверждение мирового соглашения не отвечает указанным требованиям, поэтому определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение по существу спора.

При новом рассмотрении спора суду предложено: проверить законность договора займа, имея в виду, что решением арбитражного суда по другому делу учредительные документы арендного производственного объединения, а также соглашение о выкупе арендованного имущества были признаны недействительными; исследовать вопрос об исполнении обязательства займодавцем (в деле отсутствуют документы, подтверждающие перечисление денежных средств); решить вопрос о привлечении к участию в деле представителя собственника имущества завода.

Нередко в заемных правоотношениях участвуют и публичные образования: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. В данном случае необходимым правовым основанием для участия подобных субъектов в имущественном обороте является ст. 124 ГК, согласно которой Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. При этом к ним применяются нормы, определяющие участие в гражданско-правовых отношениях юридических лиц, если иное не вытекает из закона или особенностей данного субъекта.

Есть и специфический вид договора займа, в котором в роли заемщика может выступать исключительно государство (Российская Федерация или субъект Российской Федерации). Имеется в виду договор государственного займа, по которому заемщиком выступает государство, а займодавцем - гражданин или юридическое лицо. Такой договор заключается путем приобретения займодавцем выпущенных государственных облигаций или иных государственных ценных бумаг, удостоверяющих право займодавца на получение от заемщика (государства) предоставленных ему взаймы денежных средств или в зависимости от условий займа иного имущества, установленных процентов либо иных имущественных прав в сроки, предусмотренные условиями выпуска займа в обращение. Правила о договоре государственного займа применяются и к займам, выпускаемым муниципальными образованиями (ст. 817 ГК).

Участниками (но не субъектами) договорных отношений займа могут быть и третьи лица, связанные с займодавцем либо с заемщиком определенными правоотношениями. Это становится возможным, например, в ситуациях, когда основанием возникновения заемных отношений является передача (предоставление) заемщику денежной суммы либо иного имущества, определяемого родовыми признаками, не самим займодавцем, а его должником по иному обязательству или когда объект займа передается не самому заемщику, а по поручению последнего его кредитору. В подобных случаях действия третьих лиц порождают заемные правоотношения между займодавцем и заемщиком.

Если в качестве займодавца выступает банк или иная кредитная организация, которые берут на себя обязанность предоставить заем в денежной форме, то участие в этих правоотношениях названного субъекта (наряду с консенсуальным и двусторонним характером договора и денежной формой займа) является необходимым признаком кредитного договора как отдельного вида договора займа.
Следует иметь в виду, что участие определенных категорий субъектов в заемных правоотношениях сопровождается специальным правовым регулированием порядка заключения договора займа.

Например, по одному из дел прокурор области обратился в арбитражный суд с иском в защиту государственных и общественных интересов к внебюджетному экологическому фонду и обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительными трех договоров о предоставлении обществу займов и об организации предприятия общественного питания. Арбитражный суд объединил указанные дела в одно производство и удовлетворил исковые требования: договоры были признаны недействительными сделками, и в порядке применения реституции с общества с ограниченной ответственностью в пользу экологического фонда были взысканы суммы займов с начислением на них процентов годовых за весь период пользования денежными средствами. Однако данное решение было отменено кассационной инстанцией, полагавшей, что прокурор был не вправе предъявлять подобное требование, и иск оставлен без рассмотрения.

При рассмотрении данного дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ констатировал, что в соответствии с законодательством об охране окружающей природной среды запрещается расходование средств экологических фондов на цели, не связанные с природоохранной деятельностью.

Как видно из материалов дела, договоры, заключенные между фондом и обществом, опосредуют коммерческие отношения и не связаны с природоохранной деятельностью. Поэтому они в силу ст. 168 ГК являются ничтожными.
Прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с иском в защиту государственных и общественных интересов. Иски о признании указанных сделок недействительными были предъявлены прокурором непосредственно в общественных интересах. Следовательно, суд первой инстанции обоснованно не принял отказ представителя фонда от иска, поскольку это противоречит закону и нарушает общественные интересы.
Таким образом, постановление суда кассационной инстанции об отмене решения суда первой инстанции и оставлении иска прокурора без рассмотрения было признано незаконным и подлежащим отмене, а решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Объект договора займа

Едва ли не самым существенным признаком договора займа следует признать специфику объекта данного договора, в качестве которого выступают:

    1. денежные средства и
    2. иные вещи, определяемые родовыми признаками.

Главная особенность объекта займа состоит в том, что использование как денежных средств, так и иных вещей, определяемых родовыми признаками, возможно лишь путем их потребления. Поэтому, несмотря на то что целью заемщика остается временное использование имущества, переданного ему займодавцем (в этом смысле по своей цели договор займа практически ничем не отличается от наиболее близких ему договоров имущественного найма и ссуды), деньги и вещи, определяемые родовыми признаками, составляющие объект договора займа, передаются в собственность (а не во владение и временное пользование) заемщика. Только при этом условии заемщик получает возможность их использовать (т.е. потребить).

Названная особенность договора займа предопределяет и специфику предмета этого договора, также отличающую его от договоров имущественного найма и ссуды: действия должника по заемному обязательству - заемщика состоят в возврате займодавцу не того же имущества, что было получено от последнего (как это имеет место при имущественном найме и ссуде), а денежной суммы, равной полученной от займодавца, или того же количества вещей, определяемых родовыми признаками.

В системе объектов гражданских прав как деньги, так и вещи, определяемые родовыми признаками, относятся к вещам движимым, делимым и заменимым.

Признание объекта договора займа движимым имуществом (согласно п. 2 ст. 130 ГК вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом; регистрации прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе) означает, что право собственности у приобретателя соответствующих вещей по договору (в нашем случае - у заемщика) возникает с момента их передачи (п. 1 ст. 223 ГК). Передачей же признается вручение указанных вещей приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента. К передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на нее (ст. 224 ГК).

Наличие качества делимости объекта займа (денег и вещей, определяемых родовыми признаками) означает, что передача соответствующего имущества заемщику (как основание возникновения заемных правоотношений) возможна по частям. В этом случае обязательство займа возникает в отношении каждой части переданного имущества с момента ее передачи. Кроме того, данное обстоятельство (делимость объекта займа) создает возможность применения к отношениям, связанным с исполнением заемщиком своего обязательства, правил об исполнении обязательства по частям. Согласно ст. 311 ГК кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

Присущее как денежным средствам, так и иным вещам, определяемым родовыми признаками, качество заменимости означает, что такого рода объекты всегда присутствуют в имущественном обороте и, следовательно, являются доступными для его участников. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что у заемщика всегда имеется возможность исполнить свое обязательство перед займодавцем надлежащим образом.

Объектом договора займа могут быть как наличные, так и безналичные денежные средства. Хотя, как отмечалось ранее, в юридической литературе высказывалось мнение о том, что в качестве объекта договора займа следует признавать лишь наличные деньги, поскольку безналичные денежные средства, будучи по своей правовой природе правами требования к банку, могут быть объектом лишь кредитного договора, заключаемого с банком.

Однако ГК не ограничивает использование безналичных денег в качестве объекта договора займа, о чем свидетельствуют, в частности, правила об исполнении заемщиком своей обязанности по возврату займодавцу суммы займа: сумма займа может быть возвращена займодавцу не только путем передачи ее последнему, но и путем зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет (п. 3 ст. 810). В последнем случае речь идет, конечно же, о ситуации, когда объектом договора займа являются безналичные денежные средства.

В настоящее время роль закона, придающего государственным денежным знакам (монетам и банкнотам Банка России) силу законного платежного средства, выполняет Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", в соответствии с которым единственным законным платежным средством наличного платежа на территории Российской Федерации являются банкноты (банковские билеты) и монеты Банка России, которые являются безусловными обязательствами Банка России и обязательны к приему по нарицательной стоимости при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации (ст. 29).

В соответствии с п. 1 ст. 140 ГК рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Данное положение в равной степени относится к платежам путем как наличных, так и безналичных расчетов. Применительно к наличным деньгам - монетам и банкнотам Банка России - это означает, что они должны быть номинированы в рублях.

В реальном имущественном обороте сфера применения в качестве объекта займа наличных денег в основном ограничена заемными правоотношениями, складывающимися между гражданами, не связанными с осуществлением ими предпринимательской деятельности. В заемных правоотношениях с участием организаций, а также граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в качестве объекта займа, как правило, используются так называемые безналичные денежные средства. Данное обстоятельство предопределено, в частности, и некоторыми правилами, содержащимися в ГК. Так, в соответствии со ст. 861 ГК расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, могут производиться наличными деньгами без ограничения их суммы в безналичном порядке. Расчеты между юридическими лицами, а также расчеты с участием граждан, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, производятся в безналичном порядке; расчеты между этими лицами наличными деньгами могут производиться лишь в пределах конкретной суммы, определяемой Банком России (в настоящее время такой предел составляет сумма в 60 тыс. руб.).

Когда закон говорит о передаче денег в собственность заемщика, имеются в виду как наличные, так и безналичные денежные средства (т.е. право на деньги). Однако, как представляется, данное обстоятельство не может свидетельствовать о том, что безналичные денежные средства и наличные деньги являются двумя разновидностями одного объекта гражданских прав - денег, как это иногда утверждается в юридической литературе. Напротив, наличные деньги и безналичные денежные средства относятся к различным категориям объектов гражданских прав: наличные деньги - к вещам; безналичные денежные средства - к обязательственным правам требования.

Вместе с тем очевидно и то, что безналичным денежным средствам (праву на деньги) присущи и определенные специфические качества, отличающие их от многих иных обязательственных прав требования: их абстрактность, безусловность, неограниченность определенным сроком, что и позволяет законодателю в определенных случаях распространять на безналичные денежные средства правовой режим наличных денег. Поэтому, скажем, применительно к договору займа, по которому деньги, служащие объектом займа, передаются в собственность заемщика, следует говорить не о равенстве объектов (наличных и безналичных денег), а о том, что в отношении как наличных денег, так и безналичных денежных средств предусмотрен одинаковый правовой режим.

Объектом договора займа могут служить иностранная валюта и валютные ценности, о чем свидетельствует норма, содержащаяся в п. 2 ст. 807 ГК, согласно которой иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил ст. ст. 140, 141 и 317 ГК.

Названные статьи содержат правила о том, что законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации, является рубль, а иностранная валюта может использоваться на территории России лишь в случаях, в порядке и на условиях, определяемых законом или в установленном им порядке (ст. 140 ГК), а также о том, что виды имущества, признаваемого валютными ценностями, и порядок совершения сделок с ними определяются законом о валютном регулировании и валютном контроле (ст. 141).

В развитие указанных законоположений ст. 317 ГК предусматривает, что денежные обязательства должны быть выражены в рублях, а использование иностранной валюты и платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке (п. п. 1 и 3 ст. 317). Вместе с тем наряду с названными правилами, вытекающими из положений ст. ст. 140, 141, ст. 317 ГК включает в себя норму, определяющую возможность для сторон предусмотреть во всяком денежном обязательстве (в том числе, естественно, и в договоре займа) условие о так называемой валютной оговорке. Согласно этой норме в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, "специальных правилах заимствования" и др.); в этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон (п. 2 ст. 317 ГК).

Следовательно, в договоре денежного займа сумма займа может быть выражена как в рублях, так и в иностранной валюте либо только в иностранной валюте. В последнем случае, если договор займа заключен между российскими резидентами, его исполнение заемщиком тем не менее должно осуществляться в рублях.

Несмотря на то что иностранная валюта во внутреннем денежном обороте не признается деньгами, как отмечал Л.А. Лунц, "по всем правовым системам обязательство уплатить иностранную валюту (поскольку такое обязательство вообще допускается по закону) обсуждается по правилам, установленным для денежных обязательств. К такому обязательству, в частности, применяется правило о процентах, о месте исполнения денежного обязательства и многие другие нормы, касающиеся вообще денежных обязательств. Экономическое значение иностранной валюты в международных расчетах получает, таким образом, свое юридическое выражение в том, что к обязательствам в иностранной валюте применяется по аналогии ряд норм, установленных для денежных обязательств...".

В судебно-арбитражной практике вопрос о валюте долга и валюте платежа возникает лишь при использовании сторонами иностранной валюты, о чем свидетельствуют, в частности, разъяснения, содержащиеся в информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 ноября 2002 г. N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации". Так, в п. 1 данного информационного письма разъясняется, что при разрешении вопроса о том, в какой валюте должны быть указаны в судебном акте подлежащие взысканию денежные суммы, арбитражным судам на основании ст. ст. 140 и 317 ГК необходимо определять валюту, в которой денежное обязательство выражено (валюту долга), и валюту, в которой это денежное обязательство должно быть оплачено (валюту платежа).

Вышеназванное информационное письмо характеризуется достаточно широкой трактовкой законоположений о возможности использования сторонами денежного обязательства валютной оговорки (п. 2 ст. 317 ГК). Например, предусмотрено, что в случаях, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях, суд должен рассматривать такое договорное условие, как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК суд не придет к иному выводу. Даже в тех случаях, когда договором предусмотрено, что денежное обязательство выражается и оплачивается в иностранной валюте, хотя в силу правил валютного законодательства данное обязательство не могло быть исполнено в иностранной валюте, судам рекомендовано рассматривать такое договорное условие как условие о валютной оговорке (п. 2 ст. 317 ГК).

Аналогичное отношение к возможности использования иностранной валюты в качестве объекта договора займа можно обнаружить и в практике судов общей юрисдикции, рассматривающих споры, вытекающие из договоров займа с участием граждан. Так, в одном из обзоров судебной практики Верховного Суда Российской Федерации приведен следующий пример.

М. обратилась в суд с иском к Р. о взыскании денежной суммы по договору займа. Решением городского суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, иск удовлетворен в полном объеме. Постановлением президиума областного суда судебные решения изменены, взысканная с Р. сумма снижена.

Снижая размер подлежащей взысканию денежной суммы, президиум указал на то, что денежные средства передавались М. ответчику не только в рублях, но и в иностранной валюте. Исходя из положений ст. ст. 166, 317, 809 ГК, сделка в части суммы займа в иностранной валюте является ничтожной, проценты с указанной суммы выплате не подлежат. Суду следовало взыскать проценты только с суммы займа в рублях.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, удовлетворяя протест об отмене данного постановления президиума областного суда, указала следующее.

Согласно п. 2 ст. 807 ГК иностранная валюта может быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил, предусмотренных ст. ст. 140 и 317 ГК. В соответствии с положениями указанных статей использование иностранной валюты на территории Российской Федерации допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке.

С учетом того что действующим законодательством не исключается нахождение в собственности граждан иностранной валюты и собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. ст. 141, 209, 213 ГК РФ), при условии соблюдения предъявляемых к сделке требований производство расчетов между сторонами по сделке непосредственно в иностранной валюте либо указание в договоре на возможность расчетов таким способом само по себе не указывает на ничтожность сделки. Следовательно, на договор займа, содержащий указание на иностранную валюту, распространяются те же правила, что и на договор займа, заключенный в рублях.

В соответствии со ст. 809 ГК займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

При формулировании в договоре денежного займа условия о валютной оговорке стороны вправе по своему усмотрению определить в этом договоре курс соответствующей иностранной валюты по отношению к рублю и дату, на которую осуществляется пересчет денежной суммы, выраженной в иностранной валюте, в соответствующий рублевый эквивалент. Как указано в п. 12 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 ноября 2002 г. N 70, определяя курс и дату пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли, суд указывает курс и дату, установленные законом или соглашением сторон. При этом суд должен учитывать, что стороны вправе в соглашении установить собственный курс пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли или порядок определения такого курса. Если законом или соглашением сторон курс и дата пересчета не установлены, суд в соответствии с п. 2 ст. 317 ГК указывает, что пересчет осуществляется по официальному курсу на дату фактического платежа. Для иностранных валют и условных денежных единиц, котируемых Банком России, под официальным курсом понимается курс этих валют (единиц) к рублю, устанавливаемый Банком России на основании ст. 53 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Если же Банк России не устанавливает курс иностранной валюты (условной денежной единицы) к рублю, арбитражный суд использует для пересчета предоставленные сторонами данные о курсе этой валюты (единицы), устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют или условных денежных единиц, котируемых Банком России (п. п. 12, 13 информационного письма от 4 ноября 2002 г. N 70).

Определяя в договоре денежного займа, имеющем валютную оговорку, собственный курс иностранной валюты по отношению к российскому рублю и порядок пересчета суммы займа, выраженной в иностранной валюте, в рублевый эквивалент, стороны договора должны быть особо внимательными и готовыми на случай спора предоставить суду необходимые доказательства, подтверждающие возможность соответствующего пересчета. Например, в указанном информационном письме от 4 ноября 2002 г. N 70 содержится разъяснение, согласно которому в случае, если денежное обязательство выражено в иностранной валюте, котируемой Банком России, однако должно быть оплачено в рублях не по курсу Банка России, а по иному подлежащему определению курсу и при этом в отношении существования такого курса или порядка определения его размера не будет представлено достаточных доказательств, суду следует применять курс Банка России. Если же денежное обязательство выражено в иностранной валюте или условных единицах, не котируемых Банком России, и подлежит оплате в рублях по курсу, в отношении существования которого или порядка определения его размера не будет представлено достаточных доказательств, арбитражный суд использует для пересчета предоставленные сторонами данные о курсе этой валюты, устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией для одной из иностранных валют, котируемых Банком России.

Заключение и оформление договора займа

В ст. 808 ГК содержатся нормы о форме договора займа: указанный договор между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

В юридической литературе по-разному определяется правовая природа расписки заемщика, удостоверяющей передачу ему займодавцем объекта займа (иного аналогичного документа). Иногда такой расписке (аналогичному документу) придается значение простой письменной формы договора займа.

Таким образом, одни авторы полагают, что расписка заемщика (иной документ), удостоверяющая передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или соответствующего количества вещей, сама по себе является простой письменной формой договора; по мнению других, расписка заемщика (иной аналогичный документ) заменяет собой письменную форму договора займа или приравнивается к ней; некоторые же авторы рассматривают расписку заемщика (иной аналогичный документ) лишь в качестве доказательства, подтверждающего факт заключения договора займа.

Однако, несмотря на то что договор займа носит реальный характер и порождает двустороннее обязательство, он представляет собой одностороннюю сделку. Следовательно, в заключении договора займа и выработке его условий должны непременно участвовать обе его стороны: как заемщик, так и займодавец. В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Поэтому требование соблюдения простой письменной формы для двусторонних сделок адресовано именно такому соглашению сторон.

Что касается содержащейся в п. 2 ст. 808 ГК нормы о том, что в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей, то она не имеет отношения к общим положениям о письменной форме договора (п. п. 2 и 3 ст. 434 ГК) и не дополняет их, а скорее корреспондирует ст. 162 ГК о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки. Согласно названной статье по общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки не делает указанную сделку недействительной, а лишь лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей, как раз и служат такими письменными доказательствами, подтверждающими заключение договора займа (в устной форме) и его условий. И не более того.

Нормы о форме договора займа (ст. 808 ГК) никаких исключений из этих общих положений о порядке заключения всякого гражданско-правового договора, в отношении которого предусмотрено требование письменной формы, не содержат. Положение о том, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы (п. 1 ст. 808 ГК), представляет собой специальное правило по отношению к норме, содержащейся в п. 1 ст. 161 ГК (о сделках, совершаемых в простой письменной форме). Та особенность, что договор займа должен заключаться в письменной форме не во всех случаях, когда в нем участвует юридическое лицо, как это предусмотрено в п. 1 ст. 161 ГК, а лишь в случае, когда юридическое лицо выступает в роли займодавца, объясняется тем, что заемное обязательство юридического лица в качестве заемщика может быть удостоверено выдачей векселя (ст. 815 ГК), либо тем, что договор займа может быть совершен путем выпуска и продажи облигаций (ст. 816 ГК), а это заведомо исключает необходимость заключения с займодавцем отдельного соглашения в письменной форме.

Основанием возникновения договора займа может служить также новация иного долгового обязательства. В соответствии со ст. 818 ГК по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством; замена долга заемным обязательством осуществляется с соблюдением требований о новации (ст. 414 ГК) и совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа (ст. 808 ГК).

В ГК новация рассматривается в качестве одного из способов прекращения обязательств. В соответствии со ст. 414 обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация); новация не допускается в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов.

Оспаривание договора займа

Договор займа, будучи двусторонней сделкой, естественно, может быть оспорен его сторонами и иными заинтересованными лицами. Имеется в виду возможность применения к договору займа предусмотренных ГК оснований и последствий недействительности сделок (ст. ст. 166 - 181).

Особенность же правового регулирования договора займа состоит в том, что ГК включает в себя традиционные правила о возможности оспаривания договора займа по его безденежности (ст. 812). Заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (статья 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

Необходимость включения в ГК правил об оспаривании договора займа по его безденежности объясняется исключительно реальным характером договора займа и односторонним характером возникающего из него обязательства. Какими бы ни были соглашение сторон, их договоренность либо обещание займодавца предоставить заемщику соответствующую денежную сумму или определенное количество вещей в силу того, что договор займа сконструирован по модели реального договора, указанный договор считается заключенным с момента фактической передачи заемщику объекта займа. И только с этого момента на стороне заемщика возникает обязательство возвратить займодавцу такую же денежную сумму или равное полученному количество вещей.

Вместе с тем не исключена ситуация, когда займодавец, не предоставивший заемщику денег или иных вещей, определяемых родовыми признаками, может располагать распиской заемщика или иным документом, удостоверяющими факт получения от займодавца определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Например, это возможно в случае, когда передача денег или вещей состоялась, но в рамках иных правоотношений (в виде предварительной платы за товар, аванса за будущие работы или услуги, в целях погашения долга займодавца перед заемщиком, в качестве отступного по другому обязательству и т.п.), однако данное обстоятельство удостоверено распиской или иным документом, которые были сохранены займодавцем и теперь служат основанием его требования о взыскании задолженности с заемщика. Расписка или иной аналогичный документ могут быть получены от заемщика обманным путем либо явиться результатом прямых мошеннических действий со стороны займодавца. Более вероятна ситуация, когда деньги и вещи фактически переданы займодавцем заемщику, но в меньшем количестве, чем то, о котором стороны договорились и передача которого была удостоверена распиской заемщика или иным аналогичным документом.

В подобных случаях заемщик наделяется особым средством защиты - правом на оспаривание договора займа по его безденежности. Он может любыми способами доказывать в суде, что деньги или другие вещи в действительности им от займодавца не получены (т.е. договор займа не был заключен) или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре (т.е. договор займа заключен в отношении меньшей денежной суммы или меньшего количества вещей).

Круг доказательств, которые могут быть представлены заемщиком в подтверждение безденежности договора займа, ограничен для тех случаев, когда договор займа должен быть совершен в письменной форме (договоры между гражданами, сумма займа по которым превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а также договоры, по которым в роли займодавца выступает юридическое лицо). Оспаривание таких договоров займа по безденежности не допускается. Исключение составляют лишь случаи, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств и по этой причине допускается его оспаривание по безденежности, в том числе с помощью свидетельских показаний (п. 2 ст. 812 ГК).

Нельзя не заметить, что обстоятельства заключения договора займа, которые дают возможность заемщику оспаривать его по безденежности с использованием свидетельских показаний, в последнем случае и в том случае, если для договора требовалась письменная форма, полностью совпадают с обстоятельствами, которые признаются основаниями для признания сделки недействительной (ст. 179 ГК), что позволяет говорить о конкуренции названных норм.

Представляется, что проблема конкуренции п. 2 ст. 812 и ст. 179 ГК должна быть разрешена в пользу заемщика (потерпевшей стороны сделки). Этого можно добиться, если признать за заемщиком право выбора наиболее оптимального из этих двух способов защиты применительно к конкретным обстоятельствам и условиям. Скажем, признание договора займа по названным основаниям недействительным (вместо оспаривания его по безденежности) дает заемщику право требовать от другой стороны возмещения причиненного ему реального ущерба, что при определенных условиях может оказать влияние на выбор заемщика.



4.36363636364 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.36 (11 Votes)

Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 года № 23 |   "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2017 года № 21 |   "О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2017 года № 19 |   "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 16 |   "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 15 |   "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы"