См. также Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"


Понятие исполнения обязательств

Исполнение обязательства обычно рассматривается как исполнение субъективной обязанности (долга), возложенной на должника, т.е. со­вершение им соответствующих действий (или воздержания от дейст­вий), составляющих предмет обязательства.

Однако долг представля­ет собой хотя и наиболее важную, но все же часть обязательства, не исчерпывающую его содержание как гражданского правоотношения. Другую его часть составляет субъективное право кредитора, реализа­ция которого, строго говоря, тоже должна включаться в общее поня­тие исполнения обязательства. Наконец, на кредитора в обязательстве нередко возлагаются и особые кредиторские обязанности (исполне­ния которых вправе потребовать должник).

Поэтому исполнение обя­зательства состоит в совершении кредитором и должником действий, со­ставляющих содержание их взаимных прав и обязанностей.

Поскольку предмет обязательства (долг) составляет соответствую­щее поведение должника, исполнение обязательства традиционно сводит­ся к исполнению должником лежащей на нем обязанности. С этой точки зрения исполнение обязательства состоит в совершении должником в пользу кредитора конкретного действия, составляющего предмет обязательства (либо в воздержании от определенных обязательством действий).

При этом поведение должника должно точно соответствовать всем условиям обязательства, определенным договором или законом либо иным правовым актом, а при их отсутствии — обычаям делового обо­рота или иным обычно предъявляемым требованиям (ст. 309 ГК).

Надлежащее исполнение - произведенное должником кредитору обусловлен­ным в их договоре, указанным в законе или соответствующим обы­чаям способом в установленный срок и в должном месте, признает­ся надлежащим. Надлежащее исполнение во всех случаях освобождает должника от его обязанностей и прекращает обязательство (п. 1 ст. 408 ГК). Оно составляет цель установления и существования всех обяза­тельств. Всякое иное исполнение, не являющееся надлежащим, на­пример частичное или просроченное, становится основанием для при­менения к должнику соответствующих принудительных мер, включая и меры гражданско-правовой ответственности.

Исполнение обязательства как правомерное и волевое действие (по­ведение) должника, направленное на прекращение имеющейся у него обязанности (долга), можно считать сделкой, причем односторонней. Однако:

  1. ее содержание определено основанием возникнове­ния соответствующего обязательства (в наиболее часто встречающих­ся договорных обязательствах оно определено договором, т.е. двусто­ронней сделкой должника и кредитора);
  2. она рассчитана на соответствующее ей волеизъяв­ление (согласие) кредитора по принятию предложенного должником исполнения (которое обычно предполагается (презюмируется), но в конкретной ситуации может и отсутствовать).

Иначе говоря, исполнение должником своей обязанности, рассмот­ренное в качестве «сделки», во многих случаях является частью (элемен­том) сложного юридического состава, влекущего прекращение обяза­тельства. При этом в случаях, когда правопорождающее значение име­ет государственная регистрация сделки (например, при отчуждении недвижимости), именно она, а не надлежащее исполнение становится завершающим юридическим фактом в указанном составе.

Кроме то­го, исключение составляют реальные сделки, а также консенсуальные сделки, исполняемые в момент их совершения, поскольку в этих слу­чаях исполнение сделки совпадает с ее заключением и потому не составляет особую, самостоятельную «стадию» развития соответствую­щих обязательственных отношений. В ряде обязательств по оказанию услуг (например, медицинских, образовательных, культурно-зрелищ­ных и т.п.), а также в обязательствах, состоящих в воздержании от ка­ких-либо действий, исполнение носит фактический, а не юридический характер.

Следовательно, исполнение договорного обязательства дале­ко не всегда может быть рассмотрено в качестве совокупности односто­ронних сделок должника и кредитора (юридического состава).

Исполнение обязательства, охватывающее действия как должника, так и кредитора (на котором лежат «кредиторские обязанности» по принятию исполне­ния), является формой реализации (осуществления) прав и обязанностей, которая может иметь как юридический, так и фактический характер.

По общему правилу кредитор вправе не принимать исполнение обязательства по частям (ст. 311 ГК РФ). Такая обязанность может быть предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства, а также вытекать из обычаев или существа обязательства. В частности, из существа денежного обязательства по общему правилу вытекает возможность его исполнения по частям, в силу чего кредитор не вправе отказаться от принятия исполнения такого обязательства в части. При этом делимость предмета обязательства сама по себе не создает обязанности кредитора принять исполнение по частям.

Если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев или существа обязательства, должник

  • вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и
  • несет риск последствий непредъявления такого требования (п. 1 ст. 312 ГК РФ).

Должник не считается просрочившим в случае отказа от исполнения обязательства до получения подтверждения того, что исполнение принимается надлежащим лицом (просрочка кредитора - ст. 406 ГК РФ).

По смыслу п. 2 ст. 312 ГК РФ право должника требовать от представителя кредитора подтверждения его полномочий, в частности предъявления доверенности, удостоверенной нотариально, возникает тогда, когда

  1. исполнение принимается от имени представляемого лицом, действующим на основании письменного документа, а письменное уполномочие не было представлено непосредственно должнику кредитором  (п. 3 ст. 185 ГК РФ) или
  2. когда полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником (п. 4 ст. 185 ГК РФ).

Стороны вправе в своем соглашении установить порядок подтверждения полномочий представителя кредитора, например, установить, что при наличии сомнений должник обращается непосредственно к кредитору с требованием оперативно подтвердить полномочия его представителя в простой письменной форме, в том числе в форме электронного документа и иного сообщения, переданного по каналам связи (статьи 1651, 1851, 434 ГК РФ). В таком случае полномочия представителя кредитора подтверждаются в предусмотренном сторонами порядке.

В силу специального регулирования должник не вправе требовать нотариально удостоверенной доверенности:

  • от законного представителя (статьи 26, 28 ГК РФ) и
  • в случае, если полномочия явствуют из обстановки, в которой действует представитель (п. 1 ст. 182 ГК РФ).

По смыслу п. 1 и 2 ст. 313 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, лишь в следующих случаях, когда:

  1. должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства либо
  2. кредитор знал или должен был знать, что исполнение возложено должником на указанное третье лицо или такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

Вместе с тем, если из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично, то кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное третьим лицом, и, соответственно, не считается просрочившим (п. 3 ст. 313 ГК РФ).

Просроченное денежное обязательство может быть исполнено третьим лицом и в том случае, когда его возникновение связано с личностью должника, например, уплата долга по алиментам.

По смыслу п. 1 ст. 316 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, по денежным обязательствам, исполняемым путем безналичных расчетов, местом исполнения обязательства является место нахождения банка (его филиала, подразделения), обслуживающего кредитора (получателя средств). При этом моментом исполнения денежного обязательства является зачисление денежных средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора, либо банка, который является кредитором.

Если должника и кредитора по обязательству, исполняемому путем безналичных расчетов, обслуживает один и тот же банк, моментом исполнения такого обязательства является зачисление банком денежных средств на счет кредитора.

Принципы исполнения обязательств

Исполнение любых обязательств подчиняется некоторым общим требованиям, составляющим принципы исполнения обязательств:

  • принцип надлежащего исполнения;
  • принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обяза­тельства;
  • принцип реального исполнения;
  • принцип разумности;
  • принцип добросовестности.

Принцип надлежащего исполнения традиционно конкретизирует­ся в понятии договорной дисциплины, соблюдение которой предпола­гает необходимость точного и своевременного исполнения сторонами договора всех своих обязанностей в строгом соответствии с условия­ми их соглашения и требованиями законодательства.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обяза­тельства выражается в запрете одностороннего отказа должника от испол­нения имеющихся обязанностей, а для договорных обязательств — также в запрете одностороннего изменения их условий любым из участников (ст. 310 ГК). Нарушение данного запрета рассматривается как основа­ние для применения мер гражданско-правовой ответственности.
Односторонний отказ от исполнения обязательств или односторон­нее изменение их условий разрешается лишь в виде исключения, прямо предусмотренного законом, в частности для обязательств, вытекающих из фидуциарных сделок, или, например, в договоре банковского вклада, где допускается одностороннее изменение банком размера процентов, на­числяемых по срочным вкладам (п. 2 ст. 838 ГК). В обязательствах, связан­ных с осуществлением обоими участниками предпринимательской дея­тельности (т.е. в профессиональном, предпринимательском обороте), воз­можность одностороннего отказа от их исполнения или одностороннего изменения их условий может быть предусмотрена также договором.

Принцип реального исполнения означает необходимость соверше­ния должником именно тех действий (или воздержания от опреде­ленных действий), которые предусмотрены содержанием обязатель­ства. Из этого вытекает недопустимость по общему правилу замены предусмотренного обязательством исполнения денежной компенса­цией (возмещением убытков). Поэтому в случае ненадлежащего ис­полнения обязательства должник не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, если только иное не предусмот­рено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК). Этот принцип лежит в основе предоставленной кредитору неисправ­ного должника возможности исполнить обязательство в натуре (изгото­вить вещь, выполнить работу или получить услугу) с помощью третьего лица или даже самому, но за счет своего контрагента (ст. 397 ГК). По той же причине при неисполнении должником обязательства по передаче кредитору индивидуально определенной вещи последний вправе по­требовать отобрания этой вещи у должника (ч. 1 ст. 398 ГК). Обязан­ность по возмещению внедоговорного вреда также может заключаться в его возмещении в натуре (предоставление вещи того же рода и каче­ства, ремонт поврежденной вещи и т.п.) (ст. 1082 ГК).

Вместе с тем во многих случаях практически невозможно понудить неисправного должника к исполнению его обязательства в натуре да­же путем исполнения судебного решения (например, при нарушении им обязательств по поставке товаров, перевозке грузов, проведению строительных работ). Поэтому по общему (впрочем, диспозитивному) правилу закона должник, исполняющий обязательство хотя бы и ненад­лежащим образом (например, с просрочкой или частично), не освобо­ждается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, тогда как должник, вовсе не исполняющий свое обязательство, такой обязан­ности не несет, но должен возместить все причиненные этим убытки (ср. п. 1 и 2 ст. 396 ГК), включая возможное исполнение этого обязательства за его счет другим лицом. Должник также освобождается от исполнения обязательства в натуре, если такое исполнение вследствие допущенной им просрочки утратило интерес для кредитора либо по­следний согласился получить за него отступное (п. 3 ст. 396 ГК).

Исполнение обязательства должно также подчиняться принципам разумности и добросовестности как общим принципам осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК). В соот­ветствии с принципом разумности, например:

  • обязательства должны ис­полняться «в разумный срок» (если точный срок их исполнения не пре­дусмотрен и не может быть определен по условиям конкретного обя­зательства);
  • кредитор вправе «за разумную цену» поручить исполнение обязательства третьему лицу за счет неисправного должника;
  • кредитор должен принять «разумные меры» к уменьшению убытков, причинен­ных ему неисправным должником, и т.д.

На принципе добросовестности, в частности, основаны императивные правила исполнения подрядных обязательств об «экономном и расчетливом» использовании подрядчи­ком материала, предоставленного заказчиком (п. 1 ст. 713 ГК), и о не­обходимости содействия заказчика подрядчику в выполнении работы (п. 1 ст. 718 ГК). При исполнении договорных обязательств, возникаю­щих в международном коммерческом обороте, обязательными также признаются принципы «добросовестности и честной деловой практики», а также взаимного сотрудничества сторон.



0 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Внимание!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 года № 23 |   "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2017 года № 21 |   "О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2017 года № 19 |   "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 16 |   "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 15 |   "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы"