Закон местонахождения вещи


Закон местонахождения вещи (lex rei sitae) предусматривает необходимость применения права государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом соответствующего правоотношения.

Когда-то закон места нахождения вещи применялся исключительно к недвижимости, в настоящее время в сферу его действия включается и движимое имущество.

В целом по этому закону практически во всем мире определя­ется правовое положение имущества, как движимого, так и не­движимого. В частности, он решает следующие вопросы:

  • может ли вещь быть объектом права собственности,
  • юридическая квали­фикация вещи (движимая или недвижимая, делимая или недели­мая, отчуждаемая или неотчуждаемая и т. д.),
  • порядок возникно­вения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав,
  • содержание вещных прав.

Считается, что общепри­нятое применение закона места нахождения вещи к перечислен­ным вопросам обусловлено сложившимся международно-право­вым обычаем. К этому закону прибегают даже тогда, когда он не зафиксирован в национальном законодательстве соответствующего государства. Применение закона места нахождения вещи преду­смотрено и в разд. VI ГК РФ в статьях, определяющих право, подлежащее применению к вещным правам (ст. 1205, 1206, 1213).



В конструкции закона места нахождения вещи «место нахож­дения вещи» понимается как реальная, физическая категория, т.е. право того государства, на территории которого вещь реально находится.

Обычно в объеме коллизионных норм с таким типом привязки содержится указание на правоотношения, возникающие в связи с появлением, изменением или прекращением права собственности на имущество и других вещных прав, определением их объема, а также правового положения тех или иных материальных объектов. Привязка такого типа содержится, например, в п.1 ст. 1206 ГК РФ: “Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяется по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство послужившее основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом”.

Сам принцип привязки lex rei sitae достаточно широко распространен в мире и не вызывает особых дискуссий. Проблема состоит в определении сферы его действия. Дело в том, что в целом ряде случаев приходится разграничивать действие привязки lex rei sitae и других типов привязок в силу специфики объекта и объема коллизионной нормы. Так, например, совершенно другие, отличные от lex rei sitae, "формулы прикрепления" содержатся в нормах российского и иностранного права, объемы которых касаются отношений, возникающих в процессе приобретения собственности на вещь в порядке наследования, определения права собственности на имущество, находящееся в пути, и др.

Есть три исключения:

  1. если все фактические дейст­вия, необходимые для возникновения какого-либо вещного права, полностью совершились на территории того государства, где вещь находится, а затем она будет перемещена на территорию другого государства, то возникшие вещные права будут обсуждаться по праву государства, где соответствующие действия совершались, а не по праву государства, где вещь реально находится;
  2. право­вое положение вещей, занесенных в государственный реестр, не­зависимо от того, где вещь реально находится, определяется пра­вом страны, где она внесена в реестр;
  3. место нахождения вещи, находящейся в пути (res in transitu), постоянно меняется, и по­этому для определения ее правового режима в случае необходи­мости используется искусственная привязка: или закон места от­правки вещи, или закон места назначения (в России — закон мес­та отправки, п. 2 ст. 1206 ГК РФ).

 



ВНИМАНИЕ!

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2017 года № 23 pdf  "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2017 года № 21 |   "О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2017 года № 19 |   "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 16 |   "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 15 |   "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы"

Copyright © 2012-2017 Все права защищены. Полное или частичное использование материалов возможно только с указанием прямой ссылки на сайт. Designed by JoomShaper.

Вход

Яндекс.Метрика