Действие уголовно-процессуальных нормативных правовых актов во времени, пространстве и по кругу лиц

Действие уголовно-процессуального закона во времени

В соответствии со ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ.

Действующим является закон, который вступил в силу и не утра­тил ее к моменту выполнения определенного процессуального дейст­вия. Вступление уголовно-процессуального закона в силу регулиру­ется

Уголовно-процессуальному закону свойственно только немед­ленное действие во времени (распространяет свое действие лишь на те общественные отношения, которые возникли после его вступления в силу). Это означает, что уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет, хотя такой термин в тексте УПК РФ, в отличие от материального уголовного закона (ст. 10 УК РФ), отсутствует.

В соответствии со ст. 10 УК РФ все три случая действия уголовного закона с обрат­ной силой связаны только с тем или иным улучшением положения лица, совершившего преступление. Но в уголовном судопроизвод­стве

    1. всегда затрагиваются интересы двух сторон — обви­нения и защиты;
    2. уголовно-процессуальные нормы — это нормы процедурного характера, которые устанавливают лишь бо­лее простой или более сложный порядок производства по уголовно­му делу, в подавляющем большинстве случаев не имеют конкретных санкций и не устанавливают никаких видов ответственности и нака­заний за нарушение этого порядка (исключение — денежное взыска­ние, предусмотренное ч. 4 ст. 103, ст. 117 УПК РФ). Поэтому отсут­ствует надежный критерий, позволяющий однозначно определить, какая процедура — прежняя или новая — ухудшает или улучшает по­ложение сторон или иных участников уголовного судопроизводства. 

Утрата уголовно-процессуальным законом силы означает, что закон прекращает свое действие, и его нормы не применяются к тем отношениям, которые возникли после этого. Это может произойти в результате

    • официальной отмены закона;
    • замены (фактической отме­ны) закона.

Замена уголовно-процессуального закона обычно выражается в том, что законодатель принимает новый закон, регулирующий те же общественные отношения, что и прежний, но при этом офици­ально не отменяет его действие. В подобной ситуации бывает сложно определить, в какой мере новый акт отменяет прежний. Это устанав­ливается путем толкования, что не исключает возможности приня­тия необоснованных решений, поэтому интересам прочного право­порядка более соответствует указание самим законодателем на акты, утратившие силу.

Отмена уголовно-процессуального закона предполагает его упразднение компетентным государственным органом, фиксируе­мое в законодательном акте путем:


    1. издания самостоятельного за­кона, устраняющего юридическую силу другого закона;
    2. издания перечня законов, утративших юридическую силу в связи с приняти­ем нового уголовно-процессуального закона;
    3. указания на отме­ну в новом законе, заменяющем предыдущий;
    4. указания на отмену в законе о порядке введения в действие вновь принятого уголовно-процессуального закона. 

Во всех случаях при отмене четко, ясно и однозначно фиксирует­ся то обстоятельство, что конкретный закон или норма теряют свою юридическую силу.

Особую роль в утрате уголовно-процессуальным законом юри­дической силы играют постановления Конституционного Суда РФ, признающие те или иные нормы закона не соответствующими Кон­ституции РФ.

Определенную специфику имеет действие уголовно-процес­суального закона в ночное время, под которым понимается про­межуток времени с 22 до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК РФ), причем переход на летнее или зимнее время не влияет на исчисление ночного времени. В ночное время, в частности,

    • запре­щается производство привода (ч. 5 ст. 113 УПК РФ) и следственных действий (ч. 3 ст. 164 УПК РФ), за исключением случаев, не терпя­щих отлагательства,
    • присяжные заседатели вправе прервать совещание для отдыха (ч. 3 ст. 341 УПК РФ).

В уголовно-процессуальном законе используются и такие понятия, как рабочее время (ч. 2 ст. 298, ч. 3 ст. 341 УПК РФ), рабо­чий день (ч. 2 ст. 298 УПК РФ), нерабочее время и нерабочий день (ст. 128 УПК РФ).

Действие уголовно-процессуального закона в пространстве

Юрисдикция, осуществляемая в пределах государственной террито­рии, называется территориальной. Именно она закреплена в ч. 1 ст. 2 УПК РФ, согласно которой независимо от места совершения престу­пления производство по всем уголовным делам на территории РФ во всех случаях ведется в соответствии с УПК РФ, если международным договором не предусмотрено иное.

Территория России зафиксирована ее Конституцией в соответ­ствии с нормами международного права и включает в себя террито­рии субъектов РФ, внутренние воды и территориальное море, воз­душное пространство над ними (ч. 1 ст. 67 Конституции РФ). Про­странственный предел действия государственного суверенитета РФ определяет Государственная граница, представляющая собой линию и проходящую по этой линии вертикальную поверхность, устанав­ливающие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) России.

К объектам, приравненным к государственной территории, от­носятся водные (морские и речные) и воздушные судна, приписан­ные к портам РФ. В связи с этим производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных на таких судах, находящихся за преде­лами территории России, под флагом или с опознавательным знаком России, если они приписаны к порту нашей страны, осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ (ч. 2 ст. 2 УПК РФ).

Российские военный корабль или военное воз­душное судно считаются территорией РФ, где бы они ни находились, а иностранное военное судно — соответственно, территорией госу­дарства флага.

Принцип территориальности имеет исключение — экстеррито­риальность, т.е. внеземельность. Это юридическая фикция, согласно которой определенные части территории государства (здания ино­странных посольств, миссий и их средства транспорта) имеют осо­бый правовой режим, в том числе касающийся и уголовного судо­производства. Какие бы то ни было посягательства на здание посоль­ства приравниваются к посягательствам на территорию государства и рассматриваются как факт нарушения международного права. Иног­да это исключение называют дипломатическим, или правовым, им­мунитетом.

Иммунитет распространяется на территории посольств и дипло­матических представительств, а также — на основании международ­ных договоров — на места расположения иностранных воинских со­единений на территории другого государства.

Замечание: УПК РФ, регламентируя действие уголовно-процессуального за­кона в пространстве, не упоминает о наличии иммунитета дипло­матических и консульских помещений от юрисдикции России.

В законе появилось понятие «труднодоступная местность» (ч. 3 ст. 170 УПК РФ), где следственные действия могут производиться без участия понятых. Это понятие в самом тексте закона не раскры­то, поэтому вопрос об отнесении местности к категории труднодо­ступной должен решаться органами уголовного судопроизводства с учетом конкретных обстоятельств проведения следственного дейст­вия.

Существуют также уголовно-процессуальные нормы, кото­рые действуют на строго определенной территории России и лишь в условиях объявленного на ней чрезвычайного или военного поло­жения, т.е. при наличии сразу двух предпосылок — временной и про­странственной, поскольку они могут применяться только в период введения данных особых правовых режимов и лишь на строго опре­деленной территории. Так, согласно ч. 3 ст. 35 Федерального консти­туционного закона «О чрезвычайном положении» и ч. 3 ст. 16 Феде­рального конституционного закона «О военном положении» в случае невозможности осуществления правосудия судами, действующими на территории, на которой введено чрезвычайное или военное поло­жение, по решению Верховного Суда РФ в соответствии с его ком­петенцией может быть изменена территориальная подсудность дел, рассматриваемых в судах.

Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц

Часть 1 ст. 3 УПК РФ устанавливает, что производство по уголов­ным делам о преступлениях, совершенных иностранными граждана­ми или лицами без гражданства на территории РФ, ведется в соот­ветствии с правилами, установленными УПК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 3 УПК РФ процессуальные действия, преду­смотренные уголовно-процессуальным законом, в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с об­щепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ, производятся с согласия ино­странного государства, на службе которого находится или находи­лось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной орга­низации, членом персонала которой оно является или являлось. Ин­формация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел РФ.

Вместе с тем, в действующем УПК РФ отсутствуют ссылки на конкретные нормы международного права, наделяющие неприкос­новенностью от уголовно-процессуальной юрисдикции государ­ства пребывания определенные категории лиц. Эти нормы закре­плены Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 г., Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 г., Положе­нием о дипломатических и консульских представительствах ино­странных государств на территории СССР от 23 мая 1966 г., Вен­ской конвенцией о представительстве государств в их отношени­ях с международными организациями универсального характера 1975 г., Конвенцией ООН о привилегиях и иммунитетах Объеди­ненных Наций 1946 г. и другими международными договорами и соглашениями.

 

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепри­нятых принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что в круг лиц, поль­зующихся иммунитетом, входят:

    • главы дипломатических представи­тельств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг, и члены их семей, если последние не являются гражданами государ­ства пребывания;
    • главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического предста­вительства, осуществляющие административно-техническое обслу­живание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государ­ства пребывания или не проживают в нем постоянно;
    • другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным до­говорам РФ.

Дипломатические иммунитеты начинают действовать в от­ношении лица, имеющего право на их предоставление, с момен­та вступления его на территорию государства пребывания при сле­довании для занятия своего поста или, если оно уже находится на этой территории, с того момента, когда о его назначении сообщает­ся министерству иностранных дел или другому министерству, в от­ношении которого имеется договоренность. Действие иммунитета прекращается в тот момент, когда соответствующее лицо оставляет страну, или по истечении разумного срока для того, чтобы это сде­лать, или с момента отказа ему в иммунитете аккредитующим госу­дарством.

Среди российских граждан также выделяется круг лиц, на кото­рых действие уголовно-процессуального закона распространяется не в полной мере, несмотря на закрепленный в ст. 19 Конституции РФ принцип равенства всех перед законом и судом. Производство в от­ношении этих лиц ведется в особом порядке, предусмотренном в гл. 52 УПК РФ.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).