Институт отцовской власти: понятие, личные и имущественные отношения между отцом и детьми

Понятие института отцовской власти

Гай (1.1.55) называет институт отцовской власти строго национальным институтом римских граждан (ius proprium civium romanorum) и добавляет: «...едва ли существуют еще другие люди, которые имели бы такую власть над своими детьми, какую имеем мы, т.е. римские граждане».

Самостоятельным лицом (persona sui iuris) был толь­ко отец; сыновья и дочери были (personae alieni iuris) ли­цами чужого права.

Подвластный сын имеет и libertas и civitas; в области публичного права он стоит (если он взрослый) наряду с отцом, может занимать публичные должности (только не может быть сенатором). Но в семье он всецело подчинен отцовской власти, притом независимо от возраста, и да­же когда он уже состоит в браке и, быть может, имеет своих детей. Власть над детьми принадлежит именно от­цу, а не обоим родителям.

Отцовская власть возникает с рождением сына или дочери от данных родителей, состоящих в законном браке, а также путем узаконения или усыновления.

Всякий ребенок, рожденный замужней женщиной, считался сыном или дочерью ее мужа, пока не будет до­казано противное (отец — тот, на кого указывает факт брака).

Отцовская власть могла быть установлена путем уза­конения детей от конкубины. Узаконение есть признание законными детей данных родителей, рожденных ими вне законного брака. Узаконение могло быть произведено:

  1. последующим браком родителей внебрачного ребенка;
  2. путем получения соответствующего императорского рескрипта;
  3. путем зачисления сына в члены му­ниципального сената (курии), а дочери — путем выдачи замуж за члена муниципального сената (на членах муни­ципальных сенатов лежала обязанность пополнять из своих средств недоимки по налогам, вследствие чего это звание принималось неохотно и императорам приходи­лось вводить поощрительные меры; к их числу относи­лось и узаконение).

В отличие от узаконения, дававшего положение за­конных детей лицам, рожденным от данных родителей, но вне брака, усыновление устанавливало отцовскую власть над посторонним лицом.

Отцовская власть прекращается:

  • смертью домо­владыки или подвластного (лица, состоящие под властью не непосредст­венно, например внуки при живом их отце, со смертью домовладыки поступают под власть того, кто стоял между домовладыкой и подвластным; в данном примере — под властью отца; достижение со­вершеннолетия не прекращало отцовской власти);
  • ут­ратой свободы или гражданства домовладыкой или под­властным;
  • лишением домовладыки прав отцовской власти (за то, что он оставил подвластного без помощи, и т.п.);
  • приобретение подвластным некоторых почет­ных званий;
  • эманципацией подвластного (освобождением из-под власти по воле домовладыки и с согласия самого подвластного).

Личные отношения между отцом и детьми

Личные права и обязанности родителей и детей коренным образом были различны на разных этапах рим­ской истории. В древнейшее время отец имел в отноше­нии своих детей право жизни и смерти, право продажи детей и т.п. С течением времени эта суровая власть смяг­чалась. В конце концов власть отца свелась к его праву применять домашние меры наказания детей, к обязанно­сти детей оказывать уважение родителям, в связи с чем дети не могли предъявлять к родителям порочащих исков, не могли вступать в брак без согласия родителей и т.п.

Родители и дети взаимно были обязаны в случае не­обходимости предоставлять друг другу алименты.

Отцу давался иск против всякого третьего лица, удерживающего его подвластного (так называемая fflii vindikatio).

Имущественные отношения между отцом и детьми

Подвластный сын имеет commercium, т.е. может совер­шать имущественные сделки. Но все, что он приобрета­ет, автоматически (незави­симо от его воли) поступает в имущество отца: по исконному римскому правилу, подвластный не может иметь ничего своего. Однако обязанным по сделкам под­властного признавался он сам, хотя никакого собствен­ного имущества подвластный в республиканский период не имел. В случае совершения подвластным правонару­шения, деликта, потерпевшему давался (как и в случае правонарушения раба) особый иск, actio noxalis (от слов похае dedere — выдать головой для возмещения вреда); отцу принадлежало право или упла­тить потерпевшему сумму понесенного им ущерба, или выдать подвластного в кабалу потерпевшему на срок, не­обходимый для отработки суммы причиненного ущерба. Если правонарушитель переходил под власть другого домовладыки, то и ответственность по actio noxalis перехо­дила на нового домовладыку: noxa caput sequitur, ответст­венность следует за (виновным) лицом.

С развитием торговли, с оживлением хозяйственных связей такое положение стало невыгодным для самого домовладыки. Фактическая невозможность что-либо взы­скать с подвластного и юридическая безответственность домовладыки по сделкам подвластного приводили к то­му, что третьи лица не склонны были вступать в сделки с подвластными. Между тем хозяйственный интерес домо­владыки требовал широкого использования подвластных (как и рабов) не только для совершения в хозяйстве раз­личных фактических услуг и работ, но также и юридиче­ских действий. На этой хозяйственной основе, с одной стороны, расширяется имущественная правоспособность и дееспособность подвластного, а с другой стороны, при­знается ответственность домовладыки по сделкам под­властных.

В Риме вошло в обычай выделять подвластному сыну, а равно и рабу имущество в самостоятельное управление (стадо, сельскохозяйственный земельный участок и т.д.). Такое имущество называлось peculium. На этой почве склады­вались такие же отношения, какие описаны выше по по­воду рабского пекулия. Равным образом третьи лица, вступившие в сделки с подвластными, имели к домовладыке такие же дополнительные иски, какие давались из Сделок рабов.

Пекулий — имущество, предоставляемое подвласт­ному только в управление и пользование; собственником пекулия остается домовладыка. В случае смерти подвла­стного пекулий не переходит по наследству, а просто возвращается в непосредственное обладание отца. На­оборот, в случае смерти домовладыки пекулий переходит к его наследникам наряду со всем остальным его имуще­ством. Если подвластный сын освобождается от отцов­ской власти и отец при этом не потребовал возврата пе­кулия, пекулий остается подаренным сыну.

В связи с выделением пекулия подвластному про­изошли и некоторые другие изменения. Общим принци­пом древнеримского семейного права была недопусти­мость каких-либо обязательств внутри семьи ни между домовладыкой и подвластным, ни между подвластными одного и того же домовладыки. В связи с практикой вы­деления подвластному пекулия было признано возмож­ным установление обязательственных отношений между членами одной и той же семьи, но только эти обязатель­ства не были снабжены исковой защитой.

С течением времени наряду с названным видом пе­кулия (носившим название peculium profecticium, посту­пившим от отца) появились другие виды пекулия, значи­тельно расширившие имущественную самостоятельность подвластных и сделавшие их настоящими участниками гражданского оборота. Именно в начале принципата по­является так называемый peculium castrense (военный пекулий), т.е. имущество, которое сын приобретает на военной службе или в связи с военной службой (жалова­нье, военная добыча, подарки при поступлении на воен­ную службу и т.п.). Военный пекулий состоял не только в фактическом управлении подвластного, но и принад­лежал ему на праве собственности, впрочем, с одним ог­раничением: если подвластный умирал, не оставив заве­щательного распоряжения относительно военного пеку­лия, это имущество поступало к домовладыке на тех же основаниях, как и обыкновенный пекулий.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).