Коллизионные вопросы право- и дееспособности иностранцев, ограничение и лишение дееспособности, объявление лица безвестно отсутствующим и умершим

Содержание материала

 

Ограничение и лишение дееспособности иностранцев

В данной области международного частного права, как и во многих других, существует немало расхождений в материальном праве различных государств:

  • не во всех государствах признаются основаниями для ограничений дееспособности такие обстоятель­ства, как расточительство, болезненные наклонности (алкоголизм, наркомания и т. д.);
  • различен порядок объявления ограниченно дееспособным или недееспособным.

Более или менее общим положением, существующим в меж­дународном частном праве для решения вопроса об ограничении дееспособности совершеннолетнего лица, является принцип, со­гласно которому лишение дееспособности или поражение (огра­ничение) в правах иностранца должно подчиняться его личному закону. Следовательно, руководствуясь именно этим законом, не­обходимо обсуждать и требования, которым данное лицо не удов­летворяет, в результате чего ставится вопрос об ограничении дее­способности, а также прочие материальные условия.

Таким обра­зом, исходя из того, что различные правовые системы по-раз­ному формулируют критерии, призванные ответить на вопрос, подлежит или не подлежит данное лицо объявлению недееспособным либо ограниченно дееспособным, приобретают большую важность следующие вопросы:

  • выбор соответствующего правопорядка;
  • выбор государства, которое вправе объявить лицо ограни­ченно дееспособным или лишенным дееспособности, т.е. чей суд либо иной орган компетентен вынести по этому поводу решение.

Подробнее

В част­ности, игрок в рулетку может быть объявлен ограниченно дееспо­собным как расточитель во Франции, Монако, Италии, Германии и т. д., но не в Англии или иной стране «общего права», кото­рым данное основание неизвестно. Может ли суд ФРГ объявить ограниченно дее­способными российского гражданина или швейцарского гражда­нина и на каком законе будет основываться соответствующее ре­шение — нормах немецкого либо российского или швейцарского права?

Распространенной нормой в этом отношении выступает пра­вило о том, что компетентными являются учреждения страны гражданства или основного места жительства (домицилия) и при­менимым правом, следовательно, будет выступать lex fori (закон суда). Напри­мер: возникновение, изменение и прекращение опеки, попечения и попечительства в германском суде по общему правилу подчиня­ется праву гражданства лица, в отношении которого устанавлива­ется опека, попечение или попечительство. В силу этого в отношении проживающего в Гамбурге англичанина ввиду расточительности лица в суде ФРГ может быть назначено попе­чительство и установлено его содержание на основании герман­ского закона попечительства (ч. 3 ст. 8 Вводного закона к ГГУ), закрепляющего, что содержание попечения, равно как и назна­ченных опеки и попечительства, определяются по праву назна­чившего их государства, хотя, как отмечено выше, английское право не знает лишения или ограничения дееспособности по признаку расточительства.

В данном случае компетенция немецкого суда будет базиро­ваться на принципе места жительства лица. При этом только суд ФРГ может быть компетентным в отношении признания недее­способным или ограниченно дееспособным гражданина Германии.

Юридические последствия признания лица ограниченно дее­способным или полностью недееспособным определяются по праву того государства, в котором имело место такое признание. В част­ности, если в отношении подданного Великобритании вследствие его душевной болезни в Германии была установлена опека по пра­ву ФРГ, это привело бы к полной недееспособности лица, в результате чего оно не вправе было бы совершать сделки, в том числе и по поводу жизненно необходимых вещей (necessaries), в то время как в Англии подобные акты были бы действительными.

Действующее российское право предусматривает односторон­нюю коллизионную норму: «...признание в Российской Федера­ции физического лица недееспособным или ограниченно дееспо­собным подчиняется российскому праву» (п. 3 ст. 1197 ГК РФ). Закономерным правовым последствием признания лица ограни­ченно дееспособным или лишенным дееспособности является ус­тановление опеки и попечительства. В новом регулировании РФ по международному частному праву этому аспекту уделено пред­метное внимание. Так, появились специальные коллизионные нормы, касающиеся отыскания права, подлежащего применению к опеке и попечительству, которые ныне помещены в ст. 1199 ГК РФ. Здесь определение «решающего» для существа отношения права поставлено в зависимость от дифференциации объемов (круга общественных отношений, а также условий, при которых действуют определенные правила поведения), установленных в содержащихся в данной статье коллизионных нормах. Спектр формул прикрепления к соответствующему правопорядку подразу­мевает

  • личный закон лица, в отношении которого учрежда­ются опека или попечительство,
  • личный закон опекуна (попечителя),
  • не исключается и обращение к зако­ну места совершения акта (lex loci actus) либо закону суда (lex fori).

При наличии указанных в положениях п. 3 ст. 1199 ГК РФ обстоятельств осу­ществляется сравнение содержания материальных норм иностран­ного и российского правопорядков, в ходе отыскания надлежащего права и окончательного его выбора на основе критерия большей благо­приятности для опекаемого лица.

В целях установления известной стабильности в областях по­добного рода в договорах о правовой помощи, заключенных Рос­сийской Федерацией с иностранными государствами, указанные вопросы подверглись международно-правовому урегулированию. Решение о признании ограниченно дееспособным или недееспособным направляется в соответствующий суд другой договаривающейся сто­роны. Данные положения применяются также при отмене огра­ничения дееспособности или признания лица дееспособным.

Регулирование по данным вопросам, содержащееся в много­стороннем документе — Конвенции о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным де­лам стран СНГ 1993 г. (ст. 24), совпадает с приведенными поло­жениями двусторонних соглашений.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).