Личный закон и его варианты

Личный закон (lex personalise) — наиболее распространенная формула прикрепления, применяемая для разрешения коллизий законов разных государств. Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без гражданства в отношении определения их право- и дееспособности, личных прав неимущественного характера (имя, честь, достоинство), а также некоторых отношений в области брачно-семейного и наследственного права.

Существует два варианта личного за­кона:

  • национальный закон, или закон гражданства (lex nationalis, lex patriae), означает применение права того государства, гражда­нином которого является участник частноправового отношения;
  • закон места жительства (lex domicilii) — означают применение права того государства, на территории которого участник частно­правового отношения проживает.

Национальный закон или закон гражданства лица (lex patriae) оговаривает необходимость применения закона того государства, гражданином которого является соответствующее физическое лицо. Например: “Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом” (п. 1 ст. 1197 ГК РФ).

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:

Закон местожительства лица (lex domicilii) предусматривает применение закона страны, на территории которой данное физическое лицо имеет "оседлость" (проживает или находится). Например: “Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства” (п. 5 ст. 1195 ГК РФ).

Каждая из указанных выше разновидностей привязки lex personalis имеет свои достоинства и недостатки. Так, например, закон домицилия в большинстве случаев способен достаточно эффективно обеспечить единство применимого права в семье. Однако если члены этой семьи имеют различное гражданство, то он оказывается уже недостаточным для полноценного регулирования их взаимоотношений. Кроме того, установление содержания элементов, составляющих домицилий, само по себе может стать серьезной коллизионной проблемой, так как его определение различно в различных странах.

Личный закон — это закон физи­ческих лиц.

Подробнее

Разграничение между сферами применения закона гражданст­ва и закона места жительства является преимущественно террито­риальным: исторически сложилось, что одни страны для регули­рования перечисленных вопросов используют личный закон в форме закона гражданства, другие — в форме закона места жи­тельства. Считается, что в европейских странах, за исключением Норвегии, Дании, Исландии, в ряде латиноамериканских (Куба, Коста-Рика, Панама и др.) и арабских стран (Алжир, Египет и др.) действует коллизионный принцип гражданства. Напротив, в странах «общего права» (Великобритания, США, Канада, Ин­дия и др.) действует принцип закона места жительства. Сюда же относятся и некоторые латиноамериканские страны (Аргентина, Бразилия и др.) и три указанные выше европейские страны. На­ряду с этим существуют страны, в которых действует «смешанная система» личного закона, то есть применяются оба его варианта. К ним относятся, в частности, Австрия, Швейцария, Венгрия, Мексика, Венесуэла и др.

Необходимо отметить, что в настоящее время изложенная схе­ма теряет свою абсолютность и носит условный характер. Можно говорить о той или иной форме личного закона для соответствующего государства как об исходном коллизионном начале, имеющем преимущественное применение; все чаще она дополня­ется применением и другой формы этого закона. В результате все больший круг государств использует смешанную систему, что в значительно большей степени соответствует разнообразию регу­лируемых отношений. Переход к смешанной системе личного за­кона является характерной чертой современного развития между­народного частного права, что повышает его эффективность.

Обратимся в качестве примера к Франции, которая традици­онно относится к странам, применяющим к личному статусу лица закон его гражданства. В соответствии с этим расторжение брака, в частности, рассматривается по закону гражданства супру­гов. Последовательное применение этого правила при разном гра­жданстве супругов для решения всех вопросов, связанных с рас­торжением брака (возможность, основания расторжения и т. д.), требовало обращения к праву двух различных государств, в результате чего создавались ситуации, когда в отношении одно­го супруга (француза) брак расторгался, а в отношении другого супруга (например, итальянца) брак не расторгался. (В Италии только в 1970 г. был принят Закон о разводе, впервые разрешив­ший расторжение брака по предельно ограниченному числу осно­ваний.) Возникали «хромающие отношения», и закон гражданства не давал выхода из этого тупика. В конце концов судебная прак­тика при сохранении общей генеральной нормы (расторжение брака подчиняется закону гражданства супругов) выработала суб­сидиарную коллизионную норму: если супруги не имеют общего гражданства, то применяется закон государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. Как видим, субсидиарно стала применяться вторая форма личного зако­на — закон места жительства (домицилия).

Смешанная система личного закона использована во всех но­вых кодификациях международного частного права.

По такому же пути идет развитие российского коллизионного права. В российском праве еще с советских времен преимущест­венно использовался личный закон в форме закона места жительст­ва. Принятие ч. 3 ГК завершило переход нашего коллизионного пра­ва от закона места жительства к смешанной системе личного за­кона. В ГК включена отдельная ст. 1195, озаглавленная «Личный закон», предусматривающая разные варианты личного закона в зависимости от ситуационных обстоятельств, причем основным является закон гражданства.

Таким образом, переход к смешанной системе личного закона является характерной чертой современного развития международ­ного частного права, что повышает его эффективность.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).