Принцип равенства граждан перед законом и судом

Принцип равенства граждан перед законом и судом закреплен во многих законодатель­ных актах. В Конституции РФ ему посвящена ст. 19, где сказано:
“1. Все равны перед законом и судом.
Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, проис­хождения, имущественного и должностного положения, места житель­ства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к обществен­ным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются лю­бые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, ра­совой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации”.

Равенство перед законом — это одинаковое применение положе­ний, закрепленных в законодательстве, ко всем организациям, долж­ностным лицам и гражданам. При этом имеются в виду не только пре­доставление прав, их реализация, но и возложение обязанностей, воз­можность применения и реальное применение ответственности в со­ответствии с теми законодательными актами, которые регламентиру­ют осуществление правосудия.

Равенство перед судом не отличается существенно от по­нятия равенства перед законом. Оно означает наделение всех, кто пред­стает перед судом в том или ином качестве, равными процессуальны­ми правами и соответствующими обязанностями. Если, скажем, кто-то вызывается в суд в качестве свидетеля, то это значит, что он, неза­висимо от своего происхождения, социального, должностного и иму­щественного положения, расовой и национальной принадлежности и т.д., обязан явиться и дать правдивые показания. Правила судопроиз­водства во всех судах, уполномоченных осуществлять правосудие, дол­жны быть одинаковыми, независимо от каких-то личных свойств (ска­жем, имущественного достатка или бедности, профессии или занима­емой должности) того, кто привлекается к ответственности, признан потерпевшим, предъявил гражданский иск, является ответчиком по такому иску и т.д.

Закон, вместе с тем, предусматривает некоторые особенности су­допроизводства, которые зависят от принадлежности гражданина к Вооруженным Силам РФ или иным военным структурам. Но эти осо­бенности проявляются лишь в том, что для лиц, состоящих на воен­ной службе, или тех, кто приравнен к ним, установлены свои правила определения подсудности их дел. Рассматриваются такие дела не граж­данскими, а военными судами. Однако при этом должны полностью соблюдаться одинаковые для всех судов (и гражданских, и военных) правила судопроизводства и исключаться какие-то преимущества либо привилегии.

До сравнительно недавнего времени исключения из принципа, зак­репленного в ст. 19 Конституции РФ, были редкостью. Как это приня­то во многих демократических странах мира, российское законодатель­ство устанавливало особый режим привлечения к уголовной ответ­ственности и применения мер принуждения, к которым прибегают при производстве по уголовным делам (арест, обыск, задержание, привод и т. п.), только в отношении главы государства и депутатов законода­тельных (представительных) органов.
Например, в ст. 98 Конституции РФ по данному поводу сказано следующее:
“1. Члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномо­чий.
Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыс­ку, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвер­гнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предус­мотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц.
Вопрос о лишении неприкосновенности решается по представ­лению Генерального прокурора Российской Федерации соответству­ющей палатой Федерального Собрания”.

Эти конституционные положения существенно уточняются и до­полняются в ч. 1-3, 5 и 6 ст. 19, ч. 1 ст. 20 и ст. 21 Федерального закона “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Госу­дарственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 8 мая 1994 г.

Приняты, как и в прежние времена, законы, предусмотревшие нечто подобное для членов местных представительных органов и некоторых выборных должностных лиц органов местного самоуправления (см., например, ст. 13 и 15 Федерального закона “Об общих принципах орга­низации законодательных (представительных) и исполнительных ор­ганов государственной власти субъектов Российской Федерации” от 6 октября 1999 г.

Такую законодательную практику можно признать в целом понят­ной и в определенных пределах оправданной. Она отражает стремле­ние иметь дополнительные гарантии законности и обоснованности привлечения к уголовной ответственности и применения весьма ост­рых мер принуждения к лицам, занимающим особое положение по­стольку, поскольку они принимают активное участие в политической жизни. Дополнительные гарантии — средство, ограждающее прежде всего от преследований по политическим мотивам. Как показывает российский и зарубежный опыт, такие гарантии в принципе нужны в любом по-настоящему демократическом государстве.

Вместе с тем в последние годы введение различного рода изъятий из общего правила о равенстве всех перед законом и судом приобре­тает характер нарастающей тенденции. Появились законы, ставящие в особые условия многих должностных и не должностных лиц. В их числе оказались зарегистрированные кандидаты на должность Прези­дента РФ и в депутаты, члены комиссий по проведению выборов и референдумов с правом решающего голоса, судьи всех судов, проку­роры и следователи прокуратуры, адвокаты, сотрудники органов фе­деральных служб охраны, безопасности, внешней разведки, правитель­ственной связи и информации при исполнении ими своих служебных обязанностей, Председатель, заместители Председателя, аудиторы и инспектора Счетной палаты РФ, Уполномоченный по правам челове­ка в РФ и др.

Представление о том, какие конкретно изъятия из конституцион­ного принципа равенства всех перед законом и судом предусматрива­ются для названных лиц, можно получить при ознакомлении, напри­мер, со следующими актами:

Перечень актов... о тех, кто НАД законом

  • ч. 6 ст. 42 Федерального закона “О выборах Президента Российской Федерации” от 10 января 2003 г.;
  • ч. 18 ст. 29 и ч. 4 ст. 41 Федерального закона “Об основных га­рантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граж­дан Российской Федерации” от 12 июня 2002 г.;
  • ч. 3 ст. 47 Федерального закона “О выборах депутатов Государ­ственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 20 декабря 2002 г.;
  • ст. 16 Закона о статусе судей;
  • ст. 42 Закона о прокуратуре;
  • ч. 4 ст. 17 Федерального закона “О федеральной службе безо­пасности” от 3 апреля 1995 г.;
  • ч. 1-3 ст. 29 Федерального закона “О Счетной палате Россий­ской Федерации" от 11 января 1995 г.;
  • ч. 8 ст. 40 Федерального закона “Об общих принципах организа­ции местного самоуправления в Российской Федерации” от 6 октября 2003 г.;
  • ч. 1 ст. 12 Федерального конституционного закона “Об Уполно­моченном по правам человека в Российской Федерации” от 26 февра­ля 1997 г.
  • ст. 447-452 УПК;
  • ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре.
http://base.garant.ru/10103670/#16
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).