Психология взаимодействия следователя с допрашиваемым. Установление психологического контакта

В начальной стадии допроса диагностируются психическое состояние допрашиваемого, его эмоционально-волевые установки, прогнозируется возможное развитие межличностного взаимодействия, изыскивается возможность установления коммуникативного контакта.

Действия, предшествующие получению показаний

Действия следователя, предшествующие получению показаний, — удостоверение в личности допрашиваемого, разъяснение ему его прав и обязанностей, имеют свою сверхзадачу — они вводят допрашиваемое лицо в процесс официально-ролевого общения.

При этом допрашиваемый должен осознать свой юридический статус и соответствующие задачи своей деятельности. Разъясняя права и обязанности допрашиваемого, выясняя его взаимоотношения с другими проходящими по делу лицами, следователь делает первые предварительные выводы о поведенческих особенностях допрашиваемого, о его позициях в отношении расследуемого события и в отношении причастных к этому лиц.

На этой стадии допроса важное значение имеет предупреждение возможного нежелания лица давать правдивые показания на основе использования положительных качеств личности допрашиваемого, эпизодов из его биографии. При допросе подозреваемого (обвиняемого) немаловажно акцентировать его внимание на юридическом значении чистосердечного раскаяния, а свидетеля и потерпевшего — на уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Необходимо также разъяснение процессуального требования указать источники, из которых допрашиваемому стали известны сообщаемые им сведения.

Начальная стадия допроса

Система предупреждений может значительно снизить психическую активность допрашиваемого. Она должна в начале допроса быть предельно ограничена. Так, предупреждение об уголовной ответственности за разглашение без разрешения следователя или прокурора данных предварительного следствия (ст. 180 УК РФ) целесообразно сделать лишь в конце допроса. В начальной его стадии рекомендуется избегать того, что может повысить психическую напряженность допрашиваемого, сковать его общение со следователем.

В начальной стадии допроса следователь стремится вызвать активность допрашиваемого и получить информацию о его личностных особенностях и психическом состоянии, определить его отношение к правосудию, данному следственному действию и к личности самого следователя. При этом следователь делает предварительные выводы о возможной тактике допроса в данной ситуации и устанавливает коммуникативный контакт с допрашиваемым лицом.

Установление коммуникативного контакта — исходное условие проведения допроса. В отличие от термина "психологический контакт", предполагающего общую эмоциональную настроенность на основе единых целей и интересов, термин "коммуникативный контакт" (от лат. "communicatio" — сообщать, передавать) означает взаимодействие с целью обмена информацией. Коммуникативный контакт основан на осознании необходимости информационного общения и направлен на создание условий для получения определенной информации. Однако наряду с обменом представлениями, идеями он предполагает и обмен настроениями, чувствами.

Коммуникативный контакт — это деловое межличностное взаимодействие. Препятствиями на пути установления такого контакта (коммуникативными барьерами) могут быть межличностные антипатии, конфликты, различия в социальном статусе общающихся лиц, нравственные различия, психологическая несовместимость. Задача следователя — преодолеть эти барьеры.

У каждого человека в любой жизненной ситуации есть свои первоочередные заботы, тревоги, сомнения, желания и интересы. На этой основе и должно быть осуществлено вступление следователя в контакт с допрашиваемым лицом. В отношении свидетелей это может быть выражение сожаления по поводу причиняемого им беспокойства, в отношении потерпевшего — сочувствие по поводу травмирующего его обстоятельства, в отношении обвиняемого и подозреваемого — заверение в гарантии всех их законных прав, выяснение их неотложных просьб и ходатайств. Золотое правило поведения следователя на этой стадии контактного взаимодействия — не допустить ничего, что может вызвать негативное к нему отношение.

Благожелательное знакомство, сообщение своего имени и отчества, обращение к допрашиваемому по имени и отчеству, опрятный внешний вид, достойная, но не надменная манера поведения — все это формирует первое впечатление о следователе. Допустимо в первые минуты допроса сообщение следователем некоторых сведений о себе, о тех ожиданиях, которые он возлагает на поведение допрашиваемого лица.

Рефлексивность, проникновение во внутренний мир партнера по общению — основное условие активизации общения.

В ряде случаев допрашиваемые первоначально проявляют стеснительность, скованность, замкнутость, недоверчивость, тревожность. Обстановка усугубляется и необходимостью занесения в протокол допроса анкетных данных допрашиваемого. Эту формальную сторону можно оживить более подробными расспросами о жизни допрашиваемого, о наиболее значимых для него эпизодах биографии. Живой интерес к личности допрашиваемого находит обычно соответствующий эмоциональный отклик.

Особую чуткость, тактичность и сочувствие должен проявить следователь при допросе потерпевшего, перенесшего психическую травму от насильственных действий преступника.

Различные психические состояния напряженности испытывают и свидетели.

Опора на положительные качества личности допрашиваемого — существенный момент вступления в контакт. Во многих случаях следователь специально подчеркивает положительные стороны в биографии допрашиваемого лица, а также положительные стороны его характеристики, отдельные проявления гражданственности, порядочности и т.п. Большие возможности для общения дают профессия допрашиваемого, его увлечения, стержневые личностные интересы, общественная деятельность, служба в армии и т.п.

Предлагая допрашиваемому эмоционально значимую для него тему, следователь анализирует его ценностную ориентацию, эмоциональную устойчивость или неустойчивость, распознает его мимическую маску, приемы поведенческой адаптации. Не следует при этом поощрять ни чрезмерную свободу поведения, граничащую с развязностью, ни состояния робости, застенчивости, страха, забитости и т.д. Состояние психической напряженности сковывает общение и может вызвать повышенную конформность, внушаемость.

Одной из задач следователя является распознание и преодоление психологических барьеров, препятствующих оптимизации допроса. Такими барьерами могут быть бравада, наглость допрашиваемого, стремление запутать дело, уйти от ответственности, установка на противодействие; правовая неграмотность, опасение отрицательных последствий, боязнь мести со стороны заинтересованных лиц, желание скрыть интимные стороны личной жизни и т.п. Предвидение этих препятствий, убеждение допрашиваемого в необоснованности его опасений, в целесообразности правдивого поведения, содействия правосудию — одно из наиболее сложных условий коммуникативной деятельности.

Ущерб коммуникативному контакту может быть нанесен односторонним повышенным интересом следователя к уличающим обстоятельствам и невниманием, безразличием к оправдывающим, смягчающим ответственность обстоятельствам. Большую внимательность следователь должен проявлять ко всем обоснованным ходатайствам допрашиваемых лиц.

Коммуникативная способность следователя — это его умение обеспечить психическое взаимодействие с другими лицами, активизировать их психическую деятельность, регулировать мотивационные и эмоционально-волевые состояния. С учетом линии поведения, которую выбирает для себя каждый допрашиваемый, он должен разработать соответствующую стратегию общения.

Детализирующая стадия допроса

Следователь осуществляет прежде всего публичное, а не межличностное общение, выполняет социальную функцию и наделен для этого соответствующими властными полномочиями. Однако он должен позаботиться о создании на допросе таких условий, которые обеспечили бы желание допрашиваемых лиц вступить в общение со следователем и решить предлагаемые им задачи. В связи с этим к поведению следователя предъявляется ряд требований:

    1. гибко учитывать личностные особенности допрашиваемого, в любом случае вести себя корректно, на высоком культурном уровне;
    2. антиципировать (предвосхищать) актуализированные потребности допрашиваемого, учитывать его психическое состояние;
    3. не проявлять ничего, что могло бы вызвать резко отрицательное отношение допрашиваемого к личности следователя;
    4. выдвигать на первый план обстоятельства, по которым допрашиваемый заинтересован вступить в коммуникативный контакт;
    5. опираться на положительные личностные качества допрашиваемого, особенно на те, которые высоко оцениваются самим допрашиваемым лицом;
    6. знать и использовать наиболее существенные эпизоды из биографии допрашиваемого;
    7. преодолевать собственное негативное отношение к допрашиваемому, не допускать пренебрежительного к нему обращения;
    8. внимательно относиться ко всем показаниям, вне зависимости от их правдивости, сдерживать экспрессивные проявления (восторг, радость, выразительные жесты, мимика — все это может оказать внушающее воздействие, передать допрашиваемому лицу определенную информацию).

Повышенные требования предъявляются к культуре речи следователя. Она должна быть ясной, убедительной и достаточно эмоциональной. Сухая, анемичная речь не вызывает отклика.

Не следует опускаться до уровня отдельных допрашиваемых лиц, допускать вульгарность, панибратство. Манерность и примитивность резко снижают авторитет следователя.

Корректность, справедливость, внимательность, ситуативная гибкость и чуткость, эмоциональная устойчивость — основные качества следователя. Грубость, импульсивность, несдержанность, чванство свидетельствуют о профессиональной деформации.

Психологические особенности детализирующей стадии допроса. Основными задачами следователя на этой стадии допроса являются:

    1. восполнение пробелов свободного рассказа, уточнение неопределенных высказываний, выяснение противоречий;
    2. оказание мнемической помощи допрашиваемому с целью более полного воспроизведения им отдельных эпизодов события, устранения противоречий;
    3. получение контрольных данных для оценки и проверки показаний;
    4. диагностика причин умалчивания допрашиваемого об отдельных обстоятельствах события, психическое содействие в преодолении "барьеров умолчания", нейтрализация мотивов умолчания;
    5. диагностика изобличения ложных показаний;
    6. оказание правомерного психического воздействия на допрашиваемое лицо с целью получения правдивых показаний.

В ходе допроса недопустимо ослабление внимания к мелочам, отдельным незначительным, на первый взгляд, деталям, попутным замечаниям, неконтролируемым проговоркам, ибо нельзя заранее знать, что в расследуемом деле окажется главным или второстепенным.

Показания, касающиеся количества объектов, их размеров, цвета, формы, взаиморасположения, требуют тщательной перепроверки. При этом следует учитывать возможные эффекты иллюзий, взаимовлияния цветов и другие факторы психологии восприятия. Необходимо точно устанавливать местоположение очевидца события, физические условия восприятия, адаптированность и сенсибилизированность сенсорных систем наблюдателя, его личностную и ситуативную апперцептивность, индивидуальные особенности оценочных критериев, включенность наблюдателя в определенную деятельность.

При выявлении отдельных деталей события активизируется ассоциативная память допрашиваемого лица. Следователь может сталкиваться и с проявлениями речевой пассивности допрашиваемого, особенно в случаях сюжетной бедности расследуемого эпизода. В этих случаях активизация речевой деятельности допрашиваемого становится особой коммуникативной задачей следователя, и существенное значение приобретает ориентация следователя в типе речевого поведения допрашиваемого.

В речевом общении лицо решает не только конкретные задачи общения, но и реализует определенную личностную сверхзадачу: стремится создать хорошее впечатление о себе, продемонстрировать высоко ценимые им качества (лояльность, правдолюбие, информированность, независимость и т.п.). Одни люди придерживаются четкой речевой программы, другие — рабы ассоциаций. Одни коммуниканты личностно открыты, другие — ригидны, не пластичны, не склонны к диалогу, они с трудом вступают в беседу, не позволяют прерывать свою речь, не терпят критических замечаний, чопорны, подвержены социально-ролевой стереотипизации. Люди по-разному реагируют и на попытки их речевой активизации: одни легко откликаются на эмоциональные, содержательные вопросы, другие больше реагируют на вопросы, побуждающие к определенной деятельности. Для них существенно выговориться, высказаться по личностно доминирующим проблемам, проявить соответствующую осведомленность; вопросы собеседника они "подтягивают" к своим "больным" темам. Иные склонны к абстрактно-интеллектуальным проблемам, к пространным репликам, к взаимопродолжению любой предложенной темы.

Речевая активность допрашиваемых зависит от их взаимоотношений со следователем, от его умения задавать активизирующие вопросы.

Система вопросов следователя — тактическое средство правомерного психического воздействия на допрашиваемое лицо. Психическое воздействие оказывает не только содержание, но и последовательность вопросов, активизируя антиципирующую деятельность допрашиваемого. Эти вопросы должны отвечать следующим требованиям:

    1. смысловая однозначность;
    2. простота конструкции, лаконичность;
    3. отнесенность к предмету допроса;
    4. системность, то есть соотнесенность с логическими этапами решения следственно-познавательной задачи;
    5. отсутствие наводящего воздействия.

Группы вопросов по степени внушающего воздействия:

    • нейтральные — формулировка ответов на них полностью зависит от инициативы допрашиваемого лица;
    • разделительные ("или — или");
    • альтернативные, требующие положительного или отрицательного подтверждения;
    • предоставляющие право выбора между двумя ответами, но положительный ответ на один из них соответствует ожиданию спрашивающего ("Не в кепке ли был человек, нанесший потерпевшему удар ножом?"; это так называемые вопросы косвенного внушения);
    • направленные на прямое внушение ("Находился ли Сидоров на месте происшествия?" вместо вопроса "Кто находился на месте происшествия?").
    • несущие ложное содержание, рассчитанные на эффект так называемой "ловушки" и являющиеся неправомерным приемом психического насилия ("Был ли Сидоров трезв во время совершения преступления?", хотя еще не установлена причастность Сидорова к преступлению).

Наводящие, внушающие вопросы категорически запрещены, они не адекватны задачам следственной деятельности. Суггестивная нейтральность вопроса следователя обеспечивается сведением к минимуму той информации, которая может быть получена допрашиваемым лицом.

Сложные вопросы целесообразно разделять на ряд более простых, однозначных. Общие, многозначные ответы необходимо немедленно уточнять и конкретизировать. Задавая вопрос, следователь должен предвидеть возможные ответы на него и планировать соответствующие вопросы по этим ответам.

Вопросы следователя, направляя поведение допрашиваемого, дают возможность для оперативного контроля за динамикой его поведения, развитием его чувств, настроения, интересов и т.д. Все это имеет значение и для саморегуляции поведения следователя, своевременного устранения возможной ошибочности его действий.

При противодействии допрашиваемого лица возникает необходимость избрания соответствующей тактики межличностного состязательного взаимодействия. При этом следователь использует систему коммуникативно-информационных действий:

    1. выясняет мотивы противодействия, старается их нейтрализовать, формирует мотивационную перестройку в поведении противодействующего лица на основе его социально-положительных ориентации;
    2. получает данные для оценки правдивости показаний;
    3. анализирует возможные причины различных противоречий, отчленяя заведомую ложь от возможных непроизвольных ошибок.

Заключительная стадия допроса

На заключительной стадии допроса необходимо учитывать следующие обстоятельства.

Закон требует фиксации в протоколе допроса всех полученных показаний "по возможности дословно". В нем должны быть отражены показания, данные и на стадии свободного рассказа, и на вопросно-ответной стадии с точной фиксацией вопросов и ответов. Однако в следственной практике протокол допроса подвергается шаблонной следственной стилизации. Нередко в протокол допроса не включается то, что не подтверждает версии следователя. Под влиянием следователя, иногда не зная своих прав, не владея навыками письменной речи, многие свидетели, как правило, подписывают протокол допроса без внимательного его прочтения.

Для тактики допроса и оценки его результатов существенное значение имеет предусмотренная законом возможность звукозаписи.

Наиболее важные показания должны быть продублированы в виде перифразы — другими словами. С этой целью и вопросы следователя должны быть сформулированы в иной речевой конструкции.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).