Судебная власть: понятие и основные признаки. Ее соотношения с законодательной и исполнительной ветвями власти

Судебная власть: понятие и основные признаки

Введение

Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько су­ществует государство как форма организации общества. Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой ос­новные направления (ветви) государственной власти следовало бы раз­делять и вверять “в разные руки”. Это должно будет мешать узур­паторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу.

Чаще всего сторонники данной идеи (концепции) придерживают­ся мнения, что государственная власть в целом включает три направ­ления (ветви):

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
  • законодательную;
  • исполнительную;
  • судебную.

Сфе­ры их реализации подлежат четкому разграничению. Они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы основы­вать прежде всего на их сотрудничестве, которое, однако, сдержива­ло бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и баланси­ровало.

Судебная власть — одно из проявлений государственной власти в целом. Сле­довательно, ее понятие производно от общего понятия власти и поня­тия государственной власти, в частности.

Общее опре­деление власти тоже является весьма широким. В него нередко включают прежде всего способность и возмож­ность оказывать определяющее воздействие на деятельность, пове­дение людей с помощью таких средств, как авторитет, волевое вли­яние, правовые веления, принуждение и т. п.

Другими словами, власть — это не какое-то лицо, орган, объеди­нение, учреждение. Они — действующие лица, но не власть. Они лишь реализуют предоставленную им возможность (способность) делать что-то, влиять на чьи-то поступки, достигать какой-то цели.

Более узким является понятие государственной вла­сти. В отличие от общего это понятие персонифицировано. В нем уже присутствует действующий субъект — народ и (или) государство, его аппарат и органы местного самоуправления, которым делегирует­ся то, что они (народ или государство) могли бы делать сами, т. е. власть (см. ст. 3 Конституции РФ). Соответственно, властью государ­ственной (политической) принято считать возможность и способ­ность народа и (или) государства в лице его органов оказывать воз­действие на поведение людей и в целом на процессы, происходящие в обществе, с помощью убеждения, принуждения либо иных способов.

Судебная власть - возможность и способность занимающего особое положение в государственном аппарате органа (суда) воз­действовать на поведение людей и социальные процессы.

Понятие судебной власти уже понятия государственной власти, это одна из ветвей государственной власти.

Субъект судебной власти - суд, который обладает присущими только ему возможностями и спо­собностями воздействия на поведение людей, а через это - и на про­цессы, происходящие в обществе.

Понятию судебной власти свой­ственно два компонента:

  1. данная власть может реализоваться только специально создаваемым государствен­ным учреждением - судом;
  2. у суда должны быть свои, присущие только ему возможность и способность воздействия.

Эти признаки взаимосвязаны и взаимозависимы. Их нельзя изолиро­вать друг от друга или противопоставлять.

Примечание

Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как к учрежде­нию, государственному органу (нередко говорят: “Судебная власть — это суд”). Еще большей ошибкой и даже свидетельством низкого уров­ня правовой культуры является встречающаяся иногда склонность на­зывать судебной властью должностных лиц, работающих в судебных учреждениях. В связи с этим трудно признать правильными встреча­ющиеся рассуждения об “организации судебной власти”, “об усовер­шенствовании структуры и организации такой власти” и т. п. Организовать или реорганизовать можно орган, учреждение, предприятие, организацию либо их систему. Другими словами, властью надлежит считать не орган или должностное лицо, а то, что они могут и в состо­янии сделать. По существу, это полномочие, функция, но не ее испол­нитель.

Пользуясь театральной терминологией, вполне допустимо ут­верждать, что власть — это роль, но не актер.

Довольно распространено также неоправданное стремление сво­дить судебную власть к какому-то одному из видов судебной деятель­ности. Нередко о судебной власти говорят и пишут как о синониме правосудия и наоборот. Судебная власть и пра­восудие — понятия родственные, близкие по содержанию, но не тож­дественные. Правосудие — важное проявление судебной власти, но не един­ственное. Судебная власть может проявляться во многом.

Упомянутые в приведенном определении понятия судебной влас­ти “возможности” и “способности”— это многогранные полномочия, которыми наделяются суды. Именно их реализация в целом и есть ре­ализация судебной власти.

Среди этих полномочий доминирующую роль играет правосудие. Его может осуществлять только суд и никакой другой орган. Это спе­цифически судебное полномочие. Но судебная власть включает и ряд других полномочий, которые, как и правосудие, имеют большое социальное значение. К ним следовало бы относить следующие:

  • конституционный контроль;
  • контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органов государственной власти и местного самоуправления, обще­ственных объединений, должностных лиц;
  • обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений;
  • дача разъяснений по вопросам судебной практики;
  • участие в формировании судейского корпуса и содействие орга­нам судейского сообщества.

Проведению в жизнь каждого из названных полномочий, образу­ющих судебную власть, призвано способствовать наделение органов, на которые возложено осуществление данной власти, средствами при­нуждения к исполнению принимаемых ими решений.

Подробнее

Закон, к приме­ру, прямо провозгласил общеобязательность многих видов вступив­ших в законную силу судебных решений. Он требует от организаций и должностных лиц, граждан неукоснительного подчинения велениям органов, осуществляющих судебную власть. При определенных в законе обстоятельствах может воз­никнуть вопрос и о применении самых стро­гих мер юридического воздействия — мер уголовного наказания.

Общее положение о властном характере выполняемых судами фун­кций сформулировано в ч. 6 ст. 1 Закона о статусе судей следующим образом: “Требования и распоряжения судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, других юри­дических или физических лиц. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления правосудия, представляются по тре­бованию судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряже­ний судей влечет установленную законом ответственность”.

Анало­гичное предписание содержится и в ч. 1 ст. 6 Закона о судебной сис­теме.

Соотношение ветвей власти

Обобщенное знание полномочий судов (их “возможностей и спо­собностей”) ориентирует относитель­но их роли и места в системе всех учреждений, реализующих в целом государственную власть, а равно и соотношения названных выше трех ее ветвей (отраслей). Оно позволяет наполнить конкретным содержа­нием широко употребляемое, хотя и несколько упрощенное объясне­ние сути разделения властей:

  • законодатель — законодательствует,
  • ис­полнительные органы — исполняют законы, а
  • суды — судят.

Во всяком случае, один только приведенный выше перечень су­дебных полномочий свидетельствует о том, что за формулой “суды судят” скрывается весьма емкая и разнообразная деятельность, которая в целом существенно отличается от того, что должны делать зако­нодательные и исполнительные органы.

Круг судебных полномочий говорит и о том, что данная власть при­звана выполнять важную и ответственную социальную функцию, не менее значимую, чем функции, выполняемые другими ветвями влас­ти. А это позволяет делать вывод также о равнозначности, равноправ­ности и паритетности всех ветвей власти.

В современном мире четко просматривается признание положения о том, что суды должны занять свое место на вершине пирамиды правоохрани­тельных органов.

Признание высокой социальной значимости судебной власти про­явилось весьма недвусмысленно и в восстановлении конституционно­го контроля как одного из ее основных полномочий. Это закреплено сначала в Конституции РФ, а затем и в за­конах о Конституционном Суде РФ 1991 и 1994 гг. Следующим ша­гом стало предоставление всем судам возможности проверять закон­ность решений местных представительных и всех исполнительных органов.

Конституция РФ 1993 г. явилась логическим завершением эволю­ции в данной области. В ч. 2 ст. 46 говорится: “Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц мо­гут быть обжалованы в суд”. Это конституционное положение суще­ственно развито и дополнено другим: “Суд, установив при рассмотре­нии дела несоответствие акта государственного или иного органа за­кону, принимает решение в соответствии с законом” (ч. 2 ст. 120 Кон­ституции РФ). Еще более детально конкретизирует такого рода пол­номочия судов ч. 3 ст. 5 Закона о судебной системе, где сказано: “Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государствен­ного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Рос­сийской Федерации, федеральному конституционному закону, феде­ральному закону, общепризнанным принципам и нормам международ­ного права, международному договору Российской Федерации, кон­ституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с право­выми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу”.

За сравнительно непродолжительное время, прошедшее после при­нятия ныне действующей Конституции РФ, тенденция более широко­го привлечения судов к контролю за действиями и решениями орга­нов, осуществляющих другие ветви государственной власти, дает о себе знать все чаще и ощутимее. Состоялся ряд решений высших су­дебных инстанций, свидетельствующих о том, что суды и впредь бу­дут проявлять активность в данной сфере и станут делать это в рас­ширяющихся масштабах.

Подробнее

К числу таких решений можно было бы отнести, к примеру, при­нятые в 1995-2002 гг. постановления и определения Конституцион­ного Суда РФ, ориентирующие на расширение судебного контроля за законностью и обоснованностью решений и действий правоохрани­тельных органов, занимающихся выявлением и расследованием пре­ступлений.

Внесло свой вклад в признание значимости социальной роли судов и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", в котором судам даны разъяснения относительно прямого приме­нения Конституции РФ. В этом постановлении внимание судов обра­щено на то, что действующая Конституция РФ, в отличие от всех сво­их предшественниц, является актом, который можно и нужно приме­нять непосредственно, особенно тогда, когда тот или иной закон не соответствует ее предписаниям.

Постановления Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по такого рода принципиальным вопросам способствовали тому, что суды всех уровней стали активнее пользоваться своими контрольны­ми полномочиями — их решения, дающие авторитетную юридичес­кую оценку конкретным действиям или решениям законодательных (представительных) либо исполнительных органов, стали обычным, повседневным явлением. Уже никого не удивляет, скажем, решение районного судьи, объявляющее незаконным постановление Генераль­ного прокурора РФ или его заместителя, либо решение Верховного Суда РФ, отменяющее полностью или частично какое-то постановле­ние Правительства РФ.

1. Судебная власть: понятие и основные признаки. Ее соотношения с законодательной и исполнительной ветвями власти

Судебная власть: понятие и основные признаки

Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько су­ществует государство как форма организации общества.

Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой ос­новные направления (ветви) государственной власти следовало бы раз­делять и вверять “в разные руки”. Это должно будет мешать узур­паторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу.

Чаще всего сторонники данной идеи (концепции) придерживают­ся мнения, что государственная власть в целом включает три направ­ления (ветви)^

законодательную;

исполнительную;

судебную.

Сфе­ры их реализации подлежат четкому разграничению. Они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы основы­вать прежде всего на их сотрудничестве, которое, однако, сдержива­ло бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и баланси­ровало.

Судебная власть — одно из проявлений государственной власти в целом. Сле­довательно, ее понятие производно от общего понятия власти и поня­тия государственной власти, в частности.

Общее опре­деление власти тоже является весьма широким. В него нередко включают прежде всего способность и возмож­ность оказывать определяющее воздействие на деятельность, пове­дение людей с помощью таких средств, как авторитет, волевое вли­яние, правовые веления, принуждение и т. п.

Другими словами, власть — это не какое-то лицо, орган, объеди­нение, учреждение. Они — действующие лица, но не власть. Они лишь реализуют предоставленную им возможность (способность) делать что- то, влиять на чьи-то поступки, достигать какой-то цели.

Более узким является понятие государственной вла­сти. В отличие от общего это понятие персонифицировано. В нем уже присутствует действующий субъект — народ и (или) государство, его аппарат и органы местного самоуправления, которым делегирует­ся то, что они (народ или государство) могли бы делать сами, т. е. власть (см. ст. 3 Конституции РФ). Соответственно, властью государ­ственной (политической) принято считать возможность и способ­ность народа и (или) государства в лице его органов оказывать воз­действие на поведение людей и в целом на процессы, происходящие в обществе, с помощью убеждения, принуждения либо иных способов.

Еще уже понятие судебной власти. Это, как отме­чено выше, одна из ветвей государственной власти. Субъект судебной власти - суд, который обладает присущими только ему возможностями и спо­собностями воздействия на поведение людей, а через это — и на про­цессы, происходящие в обществе.

Судебная власть - возможность и способность занимающего особое положение в государственном аппарате органа (суда) воз­действовать на поведение людей и социальные процессы.

Понятию судебной власти свой­ственно два компонента:

данная власть может реализоваться только специально создаваемым государствен­ным учреждением — судом;

у суда должны быть свои, присущие только ему возможность и способность воздействия.

Эти признаки взаимосвязаны и взаимозависимы. Их нельзя изолиро­вать друг от друга или противопоставлять.

Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как к учрежде­нию, государственному органу (нередко говорят: “Судебная власть — это суд”). Еще большей ошибкой и даже свидетельством низкого уров­ня правовой культуры является встречающаяся иногда склонность на­зывать судебной властью должностных лиц, работающих в судебных учреждениях. В связи с этим трудно признать правильными встреча­ющиеся рассуждения об “организации судебной власти”, “об усовер­шенствовании структуры и организации такой власти” и т. п. Организовать или реорганизовать можно орган, учреждение, предприятие, организацию либо их систему. Другими словами, властью надлежит считать не орган или должностное лицо, а то, что они могут и в состо­янии сделать. По существу, это полномочие, функция, но не ее испол­нитель. Пользуясь театральной терминологией, вполне допустимо ут­верждать, что власть — это роль, но не актер.

Довольно распространено также неоправданное стремление сво­дить судебную власть к какому-то одному из видов судебной деятель­ности. Нередко о судебной власти говорят и пишут как о синониме правосудия и наоборот. Судебная власть и пра­восудие — понятия родственные, близкие по содержанию, но не тож­дественные. Правосудие — важное проявление судебной власти, но не един­ственное. Судебная власть может проявляться во многом.

Упомянутые в приведенном определении понятия судебной влас­ти “возможности” и “способности”— это многогранные полномочия, которыми наделяются суды. Именно их реализация в целом и есть ре­ализация судебной власти.

Среди этих полномочий доминирующую роль играет правосудие. Его может осуществлять только суд и никакой другой орган. Это спе­цифически судебное полномочие. Но судебная власть включает и ряд других, которые, как и правосудие, имеют большое социальное значение. К ним следовало бы относить следующие:

конституционный контроль;

контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органов государственной власти и местного самоуправления, обще­ственных объединений, должностных лиц;

обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений;

дача разъяснений по вопросам судебной практики;

участие в формировании судейского корпуса и содействие орга­нам судейского сообщества.

Проведению в жизнь каждого из названных полномочий, образу­ющих судебную власть, призвано способствовать наделение органов, на которые возложено осуществление данной власти, средствами при­нуждения к исполнению принимаемых ими решений. Закон, к приме­ру, прямо провозгласил общеобязательность многих видов вступив­ших в законную силу судебных решений. Он требует от организаций и должностных лиц, граждан неукоснительного подчинения велениям органов, осуществляющих судебную власть. При определенных в законе обстоятельствах может воз­никнуть вопрос и о применении самых стро­гих мер юридического воздействия — мер уголовного наказания.

Общее положение о властном характере выполняемых судами фун­кций сформулировано в ч. 6 ст. 1 Закона о статусе судей следующим образом: “Требования и распоряжения судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, других юри­дических или физических лиц. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления правосудия, представляются по тре­бованию судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряже­ний судей влечет установленную законом ответственность”. Анало­гичное предписание содержится и в ч. 1 ст. 6 Закона о судебной сис­теме.

Соотношение ветвей власти

Обобщенное знание полномочий судов (их “возможностей и спо­собностей”) ориентирует относитель­но их роли и места в системе всех учреждений, реализующих в целом государственную власть, а равно и соотношения названных выше трех ее ветвей (отраслей). Оно позволяет наполнить конкретным содержа­нием широко употребляемое, хотя и несколько упрощенное объясне­ние сути разделения властей: законодатель — законодательствует, ис­полнительные органы — исполняют законы, а суды — судят.

Во всяком случае, один только приведенный выше перечень су­дебных полномочий свидетельствует о том, что за формулой “суды судят” скрывается весьма емкая и разнообразная деятельность, которая в целом существенно отличается от того, что должны делать зако­нодательные и исполнительные органы.

Круг судебных полномочий говорит и о том, что данная власть при­звана выполнять важную и ответственную социальную функцию, не менее значимую, чем функции, выполняемые другими ветвями влас­ти. А это позволяет делать вывод также о равнозначности, равноправ­ности и паритетности всех ветвей власти.

В современном мире четко просматривается признание положения о том, что суды должны занять свое место на вершине пирамиды правоохрани­тельных органов.

Признание высокой социальной значимости судебной власти про­явилось весьма недвусмысленно и в восстановлении конституционно­го контроля как одного из ее основных полномочий. Это закреплено сначала в Конституции РФ, а затем и в за­конах о Конституционном Суде РФ 1991 и 1994 гг. Следующим ша­гом стало предоставление всем судам возможности проверять закон­ность решений местных представительных и всех исполнительных органов.

Конституция РФ 1993 г. явилась логическим завершением эволю­ции в данной области. В ч. 2 ст. 46 говорится: “Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц мо­гут быть обжалованы в суд”. Это конституционное положение суще­ственно развито и дополнено другим: “Суд, установив при рассмотре­нии дела несоответствие акта государственного или иного органа за­кону, принимает решение в соответствии с законом” (ч. 2 ст. 120 Кон­ституции РФ). Еще более детально конкретизирует такого рода пол­номочия судов ч. 3 ст. 5 Закона о судебной системе, где сказано: “Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государствен­ного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Рос­сийской Федерации, федеральному конституционному закону, феде­ральному закону, общепризнанным принципам и нормам международ­ного права, международному договору Российской Федерации, кон­ституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с право­выми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу”.

За сравнительно непродолжительное время, прошедшее после при­нятия ныне действующей Конституции РФ, тенденция более широко­го привлечения судов к контролю за действиями и решениями орга­нов, осуществляющих другие ветви государственной власти, дает о себе знать все чаще и ощутимее. Состоялся ряд решений высших су­дебных инстанций, свидетельствующих о том, что суды и впредь бу­дут проявлять активность в данной сфере и станут делать это в рас­ширяющихся масштабах.

К числу таких решений можно было бы отнести, к примеру, при­нятые в 1995-2002 гг. постановления и определения Конституцион­ного Суда РФ, ориентирующие на расширение судебного контроля за законностью и обоснованностью решений и действий правоохрани­тельных органов, занимающихся выявлением и расследованием пре­ступлений.

Внес свой вклад в признание значимости социальной роли судов и Пленум Верховного Суда РФ, издавший в октябре 1995 г. постановле­ние, в котором судам даны разъяснения относительно прямого приме­нения Конституции РФ. В этом постановлении внимание судов обра­щено на то, что действующая Конституция РФ, в отличие от всех сво­их предшественниц, является актом, который можно и нужно приме­нять непосредственно, особенно тогда, когда тот или иной закон не соответствует ее предписаниям.

Постановления Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по такого рода принципиальным вопросам способствовали тому, что суды всех уровней стали активнее пользоваться своими контрольны­ми полномочиями — их решения, дающие авторитетную юридичес­кую оценку конкретным действиям или решениям законодательных (представительных) либо исполнительных органов, стали обычным, повседневным явлением. Уже никого не удивляет, скажем, решение районного судьи, объявляющее незаконным постановление Генераль­ного прокурора РФ или его заместителя, либо решение Верховного Суда РФ, отменяющее полностью или частично какое-то постановле­ние Правительства РФ.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).