Уголовно-процессуальные гарантии

Уголовно-процессуальные гарантии — установленные уголовно-процессуальным законом способы и средства, обеспечивающие

    1. осуществление участниками уголовного процесса своих прав и со­блюдение ими обязанностей,
    2. достижение целей уголовного процесса, успешное осуществление правосудия,
    3. защиту прав и законных интересов личности.

При этом процессуальные гарантии правосудия одновременно служат и гарантиями прав личности в уголовном судопроизводстве. Они неразрывно связаны и не могут противопоставляться друг другу, так как изобличение виновного и правильное разрешение уголовного дела отвечают не только интересам потерпевшего, но и интересам всего общества и государства, так как борьба с преступностью является одной из важнейших государственных задач.

Процессуальные гарантии подразделяются на

    1. га­рантии правосудия, направленные на реализацию задач уголовно­го судопроизводства, и
    2. гарантии прав личности (лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве).

В качестве гарантий прав участника уголовного процесса могут вы­ступать:

    • другие его права, а также
    • обязанности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

В частности, гарантией права подозреваемого и обвиняемого на защиту является их право на возможность приглашения к участию в уголовном судопроизводстве защитника и законного представителя. В то же время право этих лиц знать, в чем они соответственно по­дозреваются или обвиняются, обеспечивается обязанностью должно­стных лиц государственных органов, осуществляющих уголовное судо­производство, знакомить их с различными уголовно-процессуальными документами, а в случаях, указанных законом, вручать им копии соответствующих документов.

 

Замечания

Ряд авторов оспаривает отнесение к процессуальным гарантиям прав участников процесса на том основании, что наличие прав еще ничто не гарантирует, поскольку именно права являются объектом гарантий. При этом не учитывается, что в системе прав одни из них служат гарантиями других.

Среди процессуальных гарантий часто называют деятельность должностных лиц и органов, осуществляющих судопроизводство. Оспаривая это, многие авторы утверждают, что в процессуальной деятельности следует видеть средство, обеспечивающее реализацию гарантий, а не сами гарантии. Такой аргумент свидетельствует о значении процессуальной деятельности как определенной гарантии в уголовном судопроизводстве. 

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).