Уголовно-процессуальные нормы и институты

Уголовно-процессуальные нормы

Понятие уголовно-процессуальные нормы

Под нормой права понимает­ся общеобязательное, формально-определенное правило поведения, принятое в установленном порядке, обеспеченное силой государст­венного принуждения и направленное на регулирование обществен­ных отношений путем закрепления прав и обязанностей их участни­ков.

Необходимо иметь в виду, что некоторые правовые предписания, взятые воедино, могут, по сути, составлять одну норму уголовно-процессуального права, но, вместе с тем, могут содержаться в раз­личных разделах УПК РФ. Так, правовые предписания, составляю­щие норму, регламентирующую участие частного обвинителя в су­дебном разбирательстве, содержатся в ст. 22, ч. 2 ст. 43, ч. 4, 5, 6 ст. 246, ч. 4, 5 ст. 321 УПК РФ.

Скорее исключением из правил, чем правилом, является «вкра­пление в законодательный массив» уголовного закона уголовно-процессуальных норм, например, примечания 2 и 3 к ст. 201 УК РФ, также как и норм материального уголовного права в уголовно-процессуальный закон, например, ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Вместе с тем, в одной статье закона могут содержаться две или более нормы уголовно-процессуального права, и наоборот, одна уголовно-процессуальная норма может содержаться в двух или более статьях УПК РФ.

Виды уголовно-процессуальных норм

Исходя из потребностей научного познания, нормы уголовно-процессуального права классифицируются по самым различным основаниям:

1)  по юридической силе:

    • Конституция РФ (так, ст. 51 Конституции РФ предоставляет каждому право не свидетельствовать против себя самого, своего су­пруга и близких родственников);
    • федеральный конституционный закон,
    • фе­деральный закон и т.д.

2) по пределам (территории) действия:

    • действующие на всей территории РФ в полном объеме;
    • ограниченного действия (так, в соответствии с п. 12 ч. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона от 30 января 2001 № 1-ФКЗ «О военном положении» в отдельных местностях на территории РФ, где введено военное положение, ограничивается действие ч. 1 ст. 10 УПК РФ и ч. 2 ст. 22 Конституции РФ).

3) в зависимости от выполняемой роли:

    • учредительные (нормы-принципы);
    • регулятивные (нормы-правила поведения);
    • обеспечительные (нормы-гарантии);
    • дефинитивные (нормы-определения);
    • коллизи­онные (нормы-арбитры);
    • оперативные (нормы-инструменты).

Подробнее

Учредительные нормы устанавливают «устои», начала право­вой регламентации общественных отношений, входящих в предмет регулирования уголовно-процессуального права, правовое положение участников уголовного судопроизводства, цель, задачи судопро­изводства и его принципы. Они служат отправной точкой, задают модель взаимоотношений между явлениями конкретной действи­тельности и юридическими предписаниями. Например, уголовное судопроизводство призвано защищать как права и интересы лиц, по­терпевших от преступлений, так и права и интересы лиц, незакон­но и необоснованно подвергшихся уголовному преследованию (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Регулятивные чаще всего регламентируют процедуру (порядок) про­изводства по уголовным делам путем предоставления прав и возло­жения обязанностей на участников общественных отношений, т.е. носят регулятивный, процедурный характер. В зависимости от характера содержащегося предписания разли­чают три вида регулятивных уголовно-процессуальных норм:

    1. управомочивающие,
    2. обязывающие и
    3. запрещающие.

Управомочивающие нормы предоставляют участникам уголовно­го судопроизводства определенный круг прав, использование кото­рых зависит от их воли. Например, право обвиняемого по окончании предварительного следствия знакомиться с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК РФ).

Обязывающие нормы предписывают определенное («только так, а не иначе») поведение участников уголовного судопроизводства. На­пример, в соответствии с ч. 1 ст. 11 УПК РФ суд, прокурор, следо­ватель, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняе­мому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, а также обязаны обеспечивать воз­можность осуществления этих прав.

Управомочивающие и обязывающие нормы соотносятся между собой так же, как соотносятся и взаимосвязаны субъективное право одного участника судопроизводства и юридическая обязанность дру­гого — праву одного из участников этого отношения всегда корре­спондирует обязанность другого. Поэтому в зависимости от субъек­та, которому адресована управомочивающая или обязывающая нор­ма, их реализация начинает осуществляться либо с использования прав, либо с исполнения обязанностей; реализация одной нормы влечет реализацию второй. Например, право подозреваемого знать, в чем он подозревается (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) корреспондируется с обязанностью следователя вручить постановление о возбужде­нии в отношении него (подозреваемого) уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Запрещающие нормы устанавливают запрет на совершение опре­деленных действий и поступков, которые определены законом как нарушение порядка уголовного судопроизводства, что влечет соот­ветствующие юридические последствия. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осу­ществление действий и принятие решений, унижающих честь участ­ника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

Обеспечительные нормы являются основой уголовно-процес­суальных гарантий прав личности в сфере уголовного судопроиз­водства. Выраженные в нормах уголовно-процессуального права процессуальные гарантии выступают в качестве правовых средств, обеспечивающих реальное исполнение участниками уголовного су­допроизводства возложенных на них обязанностей и использование предоставленных им прав, а также осуществление задач уголовного судопроизводства. Процессуальные гарантии подразделяются на

    1. га­рантии правосудия, направленные на реализацию задач уголовно­го судопроизводства, и
    2. гарантии прав личности (лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве).

Вполне логично, что ведущая роль в реализации этих гарантий принадлежит государству в лице ком­петентных органов власти. Именно органы государственной власти призваны обеспечивать соблюдение прав и выполнение обязанно­стей всеми участниками уголовного судопроизводства. Так, соглас­но ч. 3 ст. 15 УПК РФ на суде лежит обязанность создать необходи­мые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязан­ностей и осуществления предоставленных им прав.

Как правило, обеспечительные нормы касаются только участни­ков уголовного судопроизводства, т.е. органов и лиц, так или ина­че задействованных в уголовно-процессуальной деятельности. Од­нако в уголовно-процессуальном праве существуют нормы, уста­навливающие процессуальные гарантии соблюдения прав лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства, но чьи пра­ва и интересы затронуты производимыми процессуальным действи­ями или принимаемыми процессуальными решениями. Так, любое лицо имеет право обжаловать действия (бездействие) следователя, дознавателя, если указанными действиями (бездействием) затрону­ты его интересы (ст. 123 УПК РФ).

Дефинитивные уголовно-процессуальные нормы являются ре­зультатом легального толкования тех или иных уголовно-процес­суальных явлений и категорий. Наиболее полно дефинитивные нор­мы представлены в ст. 5 УПК РФ.

Коллизионные нормы предназначены для устранения возника­ющих противоречий между правовыми предписаниями, регулируют выбор между последними. По своей структуре коллизионные нор­мы состоят из двух частей:

    1. объем — те отношения, к которым норма применятся;
    2. коллизион­ная привязка — норма, закон или правовая система, подлежащие применению в данном случае.

Так, ч. 3 ст. 1 УПК РФ устанавливает: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора».

Оперативные нормы устанавливают порядок введения в дей­ствие того или иного нормативно-правового акта. Так, норма ст. 8 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» уста­новила порядок поэтапного введения суда присяжных на террито­рии РФ. Начиная с 1 июля 2002 г. (дата вступления в силу УПК РФ) и до 1 января 2010 г. суд присяжных вводился на всей территории РФ.

Структура уголовно-процессуальной нормы

Тради­ционно в структуре любой правовой нормы выделяют три составля­ющие ее элемента: гипотезу, диспозицию, санкцию. Как правило, уголовно-процессуальная норма не имеет трехчленную структуру: в статьях УПК РФ зачастую содержится лишь гипотеза и диспози­ция, либо диспозиция и санкция.

Трехчленную структуру уголовно-процессуальной нормы мож­но проследить на примере ч. 7 ст. 56 УПК РФ: «В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвер­гнут приводу». В данном случае имеется гипотеза — неявка без ува­жительных причин (к числу последних относят, например, болезнь, несвоевременное вручение повестки и т.д.), диспозиция — обязан­ность являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, и санкция — применение в отношении свидетеля привода в качестве иной меры уголовно-процессуального принуждения.

Особенность уголовно-процессуальной нормы состоит еще и в том, что один и/или несколько из ее элементов могут содержать­ся в другом разделе или части УПК РФ или вообще в другом зако­не. Наиболее четко это можно проследить в случае несоблюдения уголовно-процессуальной формы. Например, неучастие понятых при производстве осмотра места происшествия влечет признание протокола осмотра недопустимым доказательством по уголовному делу:

    • гипотеза — то обстоятельство, что осмотр производился без участия понятых (ст. 177 УПК РФ),
    • диспозиция — сведения, установленные в протоколе осмотра места происшествия, выступа­ют доказательством по уголовному делу (ст. 83 УПК РФ), а
    • санкция — признание данного доказательства недопустимым как получен­ного с нарушением требований УПК РФ, вследствие чего не имею­щим юридической силы (ч. 1 ст. 75 УПК РФ).
Гипотеза уголовно-процессуальной нормы

Гипотеза всегда указывает на обстоятельства реальной действи­тельности (условия), при наличии которых реализуется уголовно-процессуальная норма. В зависимости от количества указанных обстоятельств, различают гипотезы двух видов: простые и слож­ные.

Простая гипотеза связывает действие нормы с одним конкрет­ным жизненным обстоятельством. Если гипотеза сформулирована таким образом, что предоставляет право выбора одного из несколь­ких обстоятельств, то такая простая гипотеза называется альтерна­тивной. Примером последней может служить ч. 1 ст. 97 УПК РФ, перечисляющая альтернативные основания для избрания меры пресе­чения.

Сложная гипотеза связывает действие уголовно-процессуальной нормы с несколькими конкретными жизненными обстоятельствами. Так, при наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела следователь, дознаватель выносят об этом соответствующее по­становление (ч. 1 ст. 146 УПК РФ).

Диспозиция уголовно-процессуальной нормы

Диспозиция формулирует само правило поведения, т.е. порядок производства того или иного процессуального действия или порядок принятия процессуального решения, или дает характеристику имма­нентных признаков той или иной процессуальной категории. Диспо­зиция уголовно-процессуальной нормы по способу изложения мо­жет быть прямой, альтернативной или бланкетной.

Простая диспозиция описывает один поведенческий вариант производства процессуального действия или принятие решения участниками, а также в отношении участников уголовного судопро­изводства, или дает одну характеристику имманентных признаков той или иной процессуальной категории. Например, правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только су­дом (ч. 1 ст. 8 УПК РФ).

Альтернативная диспозиция предлагает обратиться к несколь­ким поведенческим вариантам, и, как правило, эти варианты преду­смотрены в другой статье УПК РФ (последнее — главный недостаток УПК в его современном нормативном выражении; бес­конечное множество отсылок от одной статьи к другой, а зачастую — к третьей и четвертой, порой не приводит к эффективному и единоо­бразному правоприменению). Так, при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ, председательству­ющий выясняет, вручена ли защитнику подсудимого и когда именно копия обвинительного заключения или постановления прокурора об изменении обвинения. При этом судебное разбирательство уголов­ного дела не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения за­щитнику копии обвинительного заключения или постановления об изменении обвинения (ч. 3 ст. 265 УПК РФ). Не говоря об излиш­ней перегруженности данной статьи УПК РФ, отметим, что ни за­кон (ст. 221, 175 УПК РФ), ни практика не знают такого итогового акта предварительного расследования, как постановление прокурора об изменении обвинения.

Бланкетная диспозиция отсылает к нормам других отраслей пра­ва — конституционного, административного, уголовного и т.д. На­пример, чтобы возбудить уголовное дело в отношении кандидата в Президенты РФ, прежде необходимо обратиться к нормам консти­туционного права с целью определения случаев когда лицо обладает данным статусом.

Санкция уголовно-процессуальной нормы

Санкция устанавливает негативные последствия, которые возни­кают в связи с нарушением диспозиции уголовно-процессуальной нормы. Различают несколько видов санкций:

    1. абсолютно определенные санкции указывают на точный вид (ха­рактер) мер, применяемых к участнику уголовного судопроизвод­ства, не исполнившего возложенных на него процессуальных обя­занностей либо нарушившего установленный порядок судопроиз­водства.
    2. относительно определенные санкции устанавливают пределы применения указанных мер, например, в случаях нарушения участ­никами уголовного судопроизводства порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей (ст. 117 УПК РФ).
    3. альтернативные санкции указывают на два или более вида применяемых мер. Так, при отказе в удовлетворении ходатай­ства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собствен­ной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотрен­ных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста (ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ).

В то же время необходимо иметь в виду, что санкции уголовно-процессуальных норм имеют своими целями восстановление прав и предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона. Как уже было продемонстрировано, первый пример санкции (по ст. 56 УПК РФ) имел правовосстановительный характер, т.е. направлен на выполнение свидетелем нарушенной им обязанности являться по вызову в суд, а второй пример (по ст. 177 УПК РФ) — правоупреждающий, т.е. направлен на предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона в процессе доказывания.

Вместе с тем санкции уголовно-процессуальных норм следует отличать от уголовно-правовых норм, поскольку нарушение пред­писаний уголовно-процессуального закона участниками уголовно­го судопроизводства в определенных случаях может влечь уголов­ную ответственность — например, заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком по уголовному делу. Санкцией уголовно-процессуальной нормы будет признание протокола следственно­го или судебного действия, в котором был зафиксирован заведомо неправильный перевод, недопустимым доказательством (ч. 1 ст. 75 УПК РФ), а санкцией уголовно-правовой нормы (ст. 307 УК РФ) — назначение одного из видов наказания, указанных в данной статье. Причем в первом случае заведомо неправильный перевод выступает в качестве гипотезы уголовно-процессуальной нормы (п. 1 ч. 4 ст. 59 УПК РФ), а во втором — в качестве диспозиции уголовно-правовой нормы (ч. 1 ст. 307 УК РФ).

Уголовно-процессуальные институты

Уголовно-процессуальные нормы, составляя еди­ную нормативную основу уголовно-процессуального права, подраз­деляются на достаточно обособленные группы, регулирующие одно­родные отношения. 

Уголовно-процессуальный институт — это совокупность уголовно-процессуальных норм, регулирующих взаимосвязанные однород­ные общественные отношения.

Например, «Реабилитация», «Уголовное преследование», «Пре­кращение уголовного дела».

Взятые в совокупности уголовно-процессуальные институты образуют систему уголовно-процессуального права. Место каждого института определяется важностью общественных отношений, подвергаемых уголовно-процессуальному регулированию. Они располагаются последовательно — от норм общей части уголовно-процессуального закона к нормам особенной. Система основных институтов уголовно-процессуального права выглядит следую­щим образом: общие положения уголовного судопроизводства; до­судебное производство; судебное производство; особый порядок уголовного судопроизводства; международное сотрудничество. В свою очередь основные институты делятся на более мелкие, или простые, например: основной институт досудебного производства включает в себя институт возбуждения уголовного дела и институт предварительного расследования. В общей теории права такая гра­дация основных институтов на более простые объясняется суще­ствованием субинститутов, которые являются источниками менее высокого ранга, чем те, в которые они входят составной частью. Такое подразделение обусловлено законодательной конструкци­ей акта, в который входят конкретные уголовно-процессуальные нормы.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).