Проблемы правопонимания в российской науке

По вопросу о понятии, сущности, истоках права и его функционировании в юридической науке существует целый ряд мнений, взглядов, теорий. И. Кант отмечал, что право существует тысячи лет, а юристы до сих пор не могут догово­риться, что такое право.

Причины плюрализма (множественности) школ и теорий правопонимания:

    • возникновение теорий на различных этапах развития общества, каждый этап выдвигает свои проблемы, которые и отражаются в теориях права;
    • связь теории о праве с разными философскими воззре­ниями;
    • обусловленность теорий национальными, религиозны­ми традициями, особенностями формирования правовых систем в той или иной стране;
    • школы и теории могут выражать интересы разных со­циальных сил, меняются интересы — меняются взгляды на право (буржуазия, идя к власти, объявила феодальные порядки противо­речащими естественному праву. Придя к власти, упрочив свое положение, она стала заинтересованной в стабильности бур­жуазных порядков. На первое место выходит юридический пози­тивизм, рассматривающий право как приказ государства. По­явление в XX в. тоталитарных режимов, посягающих на осно­вополагающие ценности частной собственности и свободы предпринимательства, привело к возрождению естественного права, направленного уже против тоталитаризма и т.д.);
    • сложность механизма правового регулирова­ния, который предполагает наличие различных элементов: норм права, юридических фактов, правоприменитсльных актов, в том числе и судебных, влияние на право и правовое регулирование правосознания, нравственности с их представ­лениями о добре и зле, справедливости, разумности, добросовестности и т.д.;
    • право как социальный институт, связанный с экономикой, политикой, интересами классов и социальных групп и индивидов, в своем регулировании взаимодействует с корпоративными и иными социальными нормами.

Современные подходы к пониманию права носят не просто различный, но подчас взаимоисключающий или по крайней мере весьма противоречивый характер. В результате неясно, что же сегодня означает право в реальной действительности, каким оно должно быть, или, точнее, каким его желают видеть? Иными словами, существует плюрализм правопонимания.

Некоторые из выдвигаемых концепций и интерпретаций правопонимания:

    1. Право есть фактический порядок отношений, охраняемый и защищаемый государством.
    2. Право - это не законы, принимаемые демократически избранными представительными учреждениями и выражающие суверенную волю народа, а общие (абстрактные) принципы гуманизма, нравственности, справедливости.
    3. Следует различать право власти и право гражданского общества.
    4. Необоснованный и гипертрофированный разрыв естественного и позитивного права по принципу: "или - или".
    5. Нормативное и широкое понимание права.
    6. Интегративное понимание права.

Подробнее

Право как фактический порядок отношений, охраняемый и защищаемый государством, по сути - это возврат к известным юридическим воззрениям прошлого. Но дело не в возврате (в истории было немало отнюдь неплохих учений), а в том, что в свете данного тезиса любые действия властей, чиновничества, бюрократии, "аппарата" можно рассматривать как "право". Ведь власть предержащие сами в основном и создают угодный и выгодный им "порядок отношений". По такой логике даже нелегитимное применение силы окажется "правом", но полицейским, "кулачным".

Кроме того, как "фактический порядок отношений" (право) вообще может регулировать, охранять, защищать тот же порядок отношений? Регулятор сливается с регулируемым, реальная жизнь - со средствами (способами, формами, инструментами) ее организации, упорядочивания. Ясно, что подобная точка зрения методологически несостоятельна и, следовательно, неприемлема. На практике она может привести к весьма нежелательным негативным последствиям - стихии, самотеку, неуправляемости.

Право - это не законы, принимаемые демократически избранными представительными учреждениями и выражающие суверенную волю народа, а общие (абстрактные) принципы гуманизма, нравственности, справедливости. Такие нечеткие, аморфные представления о праве отдаляют нас от желаемого правопорядка и задач его укрепления, ибо указанные принципы, идеи ("неписаное право"), несмотря на их, бесспорно, высокую ценность, все же не могут сами по себе, без необходимой формализации, служить критериями правомерного и неправомерного, законного и противозаконного, а следовательно, не в состоянии обеспечить стабильность и организованность в обществе. Исчезает нормативная основа права, подрывается его регулятивная роль. Сегодня это особенно очевидно.

В этом случае открывается простор для волюнтаризма и произвола, поскольку свобода, демократия, мораль понимаются различными политическими субъектами, в том числе властвующими, по-разному, наполняются неоднозначным содержанием. Да и почему законы (нормальные, гуманные, созданные с соблюдением всех общепринятых процедур) не могут выражать указанные выше идеалы? Встает также непростой вопрос о том, кто и как должен определять - "правовой" тот или иной закон или "неправовой". Где критерии? Кто судьи?

Конечно, категории права и закона не совпадают. Закон есть одна из форм выражения права - наиболее цивилизованная и совершенная, их отождествление недопустимо. Но и излишнее противопоставление этих двух понятий не ведет к достижению позитивных целей. Это порождает тот самый правовой нигилизм, который все дружно осуждают. Несовершенные, "неправовые" законы всегда были, есть и будут. И вряд ли правильно только на этом основании умалять значение закона вообще, отодвигая его на второй план как право "второго сорта" после "подлинного", "настоящего", "неписаного". Такая позиция, мягко говоря, неконструктивна, особенно в условиях царящего в стране беспредела и криминала.

Коль скоро выдвигается лозунг о "диктатуре закона", необходимо прежде всего прививать к нему уважение. Мы оставляем в стороне вопрос о корректности или некорректности данного лозунга - это тема для отдельного разговора. Но то, что в России надо наводить порядок, утверждать законность, повышать ответственность, - это бесспорно. Решить эти задачи лишь с помощью высоких слов, абстрактных "демократических" ценностей невозможно. Жизнь, практика толкают к тому, чтобы органически соединить "писаное" и "неписаное" право в единое целое.

Следует различать право власти и право гражданского общества. Право предстает в некоем раздвоенном виде, а стало быть, трудновоспринимаемым его субъектами. "Право власти", по логике данной концепции, служит голым инструментом в ее руках. Это "плохое" право, тоталитарное, несправедливое. Другое дело - "право гражданского общества". Такое право, основанное на естественных правах человека, должно стоять над властью и связывать, ограничивать ее произвольные, правонарушающие действия. Это верно, в этом - суть правового государства. Но здесь все упирается в характер, природу самой власти.

Если перед нами действительно гражданское общество, то и власть в нем должна быть подлинно демократическая, безупречно легитимная, выражающая коренные интересы и идеалы всех граждан. А раз так, то и право в нем призвано быть не "правом власти", а правом всего общества. Следовательно, основания для противопоставления этих двух "типов" права отпадают. Данная конструкция особых возражений не вызывает, но она все же не проясняет до конца вопрос о том, что же представляет собой сегодня право как целостное явление.

Необоснованный и гипертрофированный разрыв естественного и позитивного права по принципу: "или - или" (Л.В. Петрова). Ведь естественно-правовая доктрина вовсе не отрицала значения положительных законов, не умаляла их роли и необходимости. Она лишь выступала за приоритет прирожденных, а потому неотъемлемых прав человека и за полное соответствие им всех юридических установлений, принимаемых отдельными государствами. Указанные два вида права должны не коллизировать между собой, а тесно взаимодействовать.

И.А. Ильин писал: "Основная задача положительного права состоит в том, чтобы принять в себя содержание естественного права, развернуть его в виде ряда правил внешнего поведения, приспособленных к условиям данной жизни и к потребностям данного времени, придать этим правилам смысловую форму и словесное закрепление и далее проникнуть в сознание и к воле людей в качестве приоритетного связующего веления. Положительное право есть целесообразная форма поддержания естественного права".

Нормативное и широкое понимание права - спор этот для нашей науки является традиционным и в какой-то мере уже "затеоретизированным". Суть его состоит в том, что одни ученые трактуют право как сугубо нормативное явление, а другие включают в него, помимо норм, также ряд дополнительных, главным образом сопутствующих праву, компонентов - правосознание, правоотношения, права человека и т.д., т.е. расширяют содержание понятия.

Заметим, что непроходимой пропасти между этими позициями нет, ибо "нормативисты" оговариваются, что они рассматривают право не в застывшем состоянии, не в статике, а в динамике, иными словами, в процессе функционирования, реализации, где как раз и возникает все то, что делает право живым, работающим. В свою очередь, сторонники широкого подхода неизменно подчеркивают, что они никогда не исключали нормы из понятия права. Ведь еще И.А. Ильин полагал, что любое учение о праве в конечном счете упирается в норму. Однако, соглашаясь с этой мыслью, представители данной позиции считают, что право - это не только нормы, а нечто большее; оно шире, богаче.

Интегративное понимание права (Р.З. Лившиц) устанавливает, что можно найти обобщенную юридическую кон­струкцию, которая способна синтезировать три классических подхода к праву

    • нормативизм,
    • социологическую юриспруденцию,
    • естественно-правовую доктрину.

Для этого следует отбросить различия каждой из школ и оставить все общее, что их объединяет, а именно представление о праве как системе общественного порядка.

С одной стороны, полемика и разногласия в науке - это норма; с другой - подобная запутанность вопроса о праве создает немалые трудности для рядовых граждан в их практической жизни. Но массовое сознание воспринимает право все же как нечто официально установленное и обязательное для соблюдения.

Идущие дискуссии иногда невольно напоминают известный спор о стакане, который, по мнению одних, наполовину полон, по мнению других - наполовину пуст. Однако ничего удивительного в этом нет. Как пишет известный американский ученый-правовед Л. Фридмэн, "дать точное определение праву - достаточно сложная задача; право - это слово для ежедневного употребления, часть нашего разговорного словаря. Оно имеет множество значений, хрупких, как стекло, неустойчивых, как мыльный пузырь, и неуловимых, как время".

Совре­менная российская юридическая наука демонстри­рует отчетливо наметившийся вектор развития интегративных концепций правопонимания, рассмат­риваемых как прогрессивное направление право­вой мысли по преодолению методологического кризиса общей теории права. А.А. Матюхин пола­гает, «что при более строгом анализе необходимо признать, что все современные направления правопонимания суть интегративные». Именно в интегративных концепциях правопонимания реализуется фун­даментальный принцип правовой материи «единства в многообразии», который позволяет рассматривать право максимально объемно, изу­чать его как в статике, так и в динамике. Интегративная юриспруденция адекватна требовани­ям времени и является сбалансированным мето­дологическим ответом современной юридиче­ской науки на вызовы динамично меняющейся правовой действительности XXI века.

Тем не менее, некоторые авторы (см., например, "Проблемы теории права и правореализации": учебник / отв. ред. Л.Т. Бакулина. – М.: Статут, 2017. – 384 с.) считают, что методологическим недостатком интегративных трактовок понятия права и соответствующих определений является то, что при их помощи пытаются охватить как собственно правовые явления в юридическом смысле (например, субъективное юридическое право, позитивное право), так и те социальные явления, которые не могут расцениваться как право в юридическом смысле (такие, как естественное право, правосознание – интуитивное право, «живое», социальное право – сложившийся порядок отношений, и т.д.). Таким образом, термин «право» используется для отражения разного класса общественных явлений, хотя тесно и соприкасающихся в общественной жизни.

См. также статью Р. Р. Палеха "ИНТЕГРАТИВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВОПОНИМАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан"

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)"

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 "О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов"

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).